www.7dach.ru

Подъем самолета ИЛ-2 из озера Каннельярви.

    В поисках информации о самолетах, сбитых во время Второй мировой войны, в Выборгском р-не Ленинградской области мы набрели на совхоз «Победа». Местные жители рассказали, что в озере Победное (бывшее Каннельярви, что по-фински значит «Подковообразное озеро») находится самолет, упавший в него во время войны. В засушливые годы из воды даже показывалась его хвостовая часть. Все знали про этот самолет и, видимо, обычным развлечением местных жителей были попытки с помощью багров и кошек вытащить какие-нибудь его части, - много лет назад местным жителям удалось достать с этого самолета 12,7-мм пулемет УБТ, который они передали в местный школьный музей. Остается только удивляться таланту тех, снимал пулемет вместе с турельной установкой. И в обычных условиях это сделать не так-то просто, а тут под водой, да еще при нулевой видимости (т. к. летом в озере вода зацветает и становится практически непрозрачной)!
    Летом 1996 г. поисковики Санкт-Петербургского поискового объединения «Северо-Запад» совместно с поисковым отрядом «МИФ» подняли из озера хвостовое оперение от бронированного двухместного штурмовика ИЛ-2. Провели водолазное обследование и установили наличие на заиленом дне других частей самолета, после чего было решено в июне 2001 г. поднять самолет из озера целиком. Предварительно, в апреле того же года, обследовали озеро различными приборами. Исследования показали, что части самолета, лежат на дне примерно, на одной линии на расстоянии более 30 м от места обнаружения хвостовой части. После продолжительных согласований с местными властями и экологическим комитетом Выборгского р-на, наконец-то получили разрешение на работы. Получив все необходимые документы, приступили к строительству плота, оборудовали его треногой с талью и начали подъемные работы. Еще раз провели разведку магнитных аномалий и установили буйки в отмеченных местах. Затем приступили к водолазному обследованию ближайших к поверхности воды частей.
    Картина вырисовывалась следующая: отдельные фрагменты частей торчали из ила - стойка шасси, правая консоль, а вернее лонжероны консоли (т. к. фанерная обшивка расклеилась и сгнила). Толщина донного ила в этой части озера превышает 6 м, а уровень воды всего 2-3 м. На глубине 3 м едва выступала из ила задняя часть бронекорпуса, опутанная рыболовными лесками, блеснами и якорями от лодок. Бронекорпус торчал почти вертикально градусов под 70. Внешних повреждений торчавшей части «бочки» замечено не было. Правда все обследования проводились на ощупь. Видимость была абсолютно нулевой из-за цветения воды и пушистого ила. С помощью пожарной помпы и грунтоотсосных приспособлений произвели размыв ила и, застропив бронекорпус за кабину стрелка, вытащили часть бронекорпуса (до кабины летчика). Остальное было под глубоким слоем ила, и только после размыва на большой глубине выяснилось, что корпус расколот в результате падения на лед, хотя хвостовое оперение, поднятое с этого места в 1996 г. было практически целым. Надежды на то, что состояние частей самолета будет лучше окончательно рассеялись, т. к. стало понятно, что самолет по всей вероятности ударился об достаточно толстый лед. При этом консоли крыла превратились в «лапшу», винт вместе с редуктором в момент удара улетел вверх, прихватив с собой часть верхних капотов и расширительный бачок системы охлаждения. Мелкие осколки редуктора позже нашли внутри консоли крыла, лежавшей в 15 м от мотора.
    Полностью восстановив картину катастрофы, можно объяснить такой большой радиус разброса частей самолета от места его падения. Возможно, что во время падения самолета правая консоль раньше левой коснулась льда. Бронекорпус проломил лед, причем правая консоль, ломаясь и находясь уже в воде, натянула спусковой тросик шептала пушки ВЯ-23, вследствие чего произошел выстрел, в результате которого ствол пушки разорвало. Бронекорпус от страшного удара сломался и сложился пополам в районе кабины. Мотор загнулся вниз под углом 180 градусов. А части крыла и хвостового оперения, видимо, были разбросаны на льду вокруг полыньи. Причем, тот факт, что хвост был практически целый, можно объяснить тем, что задняя часть фюзеляжа самолета была фанерной - выклеенной из более чем 20 слоев тонкого (0,5 толщиной и 150 мм шириной) фанерного шпона на казеиновом клее. Правда, слои шпона располагались под углом не 90 градусов, а около 20 и, судя по всему, в момент удара фанерный фюзеляж сыграл роль амортизатора, когда тяжелое хвостовое оперение (деревянный киль, хвостовое колесо, стальной противовес рулей высоты и т. д.), имея большую инерцию, было заторможено ломающейся фанерой и почти невредимое упало на лед или в полынью.
    Как не странно, несмотря на такие фатальные разрушения почти все оборудование кабины уцелело - приборы, приемник и т. п. Ручка управления и педали остались целыми. Абсолютно невредимым оказался умформер (преобразователь напряжения) и передатчик РСИ-4, установленный в фанерной части фюзеляжа на деревянной подставке.
    Последним из частей самолета достали мотор АМ-38ф (взлетной мощностью 1700 л.с., под низкооктановый бензин 4Б-74 с октановым числом 92). У двигателя отсутствует редуктор, клапанные крышки расколоты (одна листами ломавшейся брони, а вторая похоже прорублена загнутой лопастью при отрыве редуктора). Но, поддон двигателя и вся навеска почти целая: нагнетатель (Э-67), карбюраторы, генератор, бензонасос (Бн-10), помпа системы охлаждения и маслонасос. После восстановления навесные агрегаты, видимо, будут в рабочеспособном состоянии.
    Судя по маркировке деталей самолета, он был построен или прошел капитальный ремонт в феврале - марте 1944 г., а потерпел катастрофу в апреле 1944 г. По всей видимости, это ИЛ-2КР - разведчик-корректировщик артиллерийского огня. Предположительно постройки завода № 1 в г. Куйбышеве. Был оборудован аэрофотоаппаратом для перспективной аэрофотосъемки АФА-И (или АФА-ИМ). Однако, штатный вариант ИЛ-2КР оборудовался более мощной радиостанцией РСБ–3бис, расположенной над уменьшенным по высоте бензобаком, а на этом ИЛ-2 стояла штатная радиостанция РСИ-4, причем передатчик был в фанерной части фюзеляжа, а не в кабине. Возможно, это серийный штурмовик, переоборудованный в строевой части силами технического состава для проведения перспективной маловысотной аэрофотосъемки. Однако приборная доска имеет нештатное расположение приборов для обычного ИЛ-2: вольтметр установлен вместе с пультом управления АФА, часы не справа а слева, хотя видно, что это не кустарная переделка, а заводская установка.
    В кабине пилота нашли фрагменты останков летчика: кирзовые сапоги и части скелета до пояса снизу (один сапог был вставлен в ремешок педали). Но, ни парашюта, ни планшета, ни другой амуниции не было. Из личных вещей был только желтый целлулойдный портсигар с размокшими папиросами. По рассказам рыбаков, местные жители в стародавние времена (примерно в 60-е гг.) вытащили из кабины задний бензобак, расположенный за летчиком. По всей видимости, бронезаголовник они тоже извлекли, так как мы его не нашли. Возможно также, что и парашют с портупеей вытащили они же (в кабине был найден «трофей» от предшественников - многометровая железная колодезная цепь). Документов летчика нет, жестяной шильды на двигателе тоже нет (сорвана), есть лишь номер самолета - 5884, написаный белой краской на броне, но не сборочный, т. к. сборочный номер писался через дробь и присутствует почти на всех частях бронекорпуса - 67/29. Точно не известен пока номер завода-изготовителя. В общем, шансы установить фамилию летчика в архиве не самые большие. Стрелок, похоже, успел выпрыгнуть, т. к. фонарь стрелка был открыт в момент удара. Останков стрелка и личных вещей не нашли. В ракетнице стрелка была гильза от красной ракеты, и еще одна гильза валялась на полу. Там же лежали пустые звенья от пулеметной ленты. Пилот, видимо, тоже собирался прыгать, т. к. была расстегнута пристяжная система кресла.
    Найденный штурмовик был сбит немецким или финским самолетом сзади-снизу (по горизонтали 0-15 градусов) из 20-мм пушки (пушка точно немецкая - Эрликон или Маузер, так как была найдена донная часть от бронебойно-зажигательного 20-мм немецкого снаряда 2cm Pzgr. o. Zerl. для авиационной пушки Эрликон FFM или Маузер MG 151/20 El. И пробоины кругом круглые - как раз от таких же снарядов. Попадания были в заднюю часть фюзеляжа, хвостовое колесо, зализы крыла и в сами консоли. Один из снарядов разворотил в крыле уже почти пустой ящик для 23-мм снарядов и разорвал снаряд в ленте. На одной из фотографий отчетливо виден след от немецкого снаряда вдоль всей 23-мм гильзы (остаток 23-мм снарядов был по 17 штук на каждую пушку, а полный комплект по 150 шт.). Повреждений бронеспинки не обнаружили. Скорее всего, самолет упал из-за повреждения снарядами тросового управления руля поворота, которое не дублировалось и довольно часто повреждалось в бою. Несмотря на требование летчиков строевых частей, на ИЛ-2 долгое время не устанавливалось дублированное управление рулями направления и высоты. Директора заводов не могли добиться от своего руководства соответствующих разрешений. В некоторых строевых частях собственными силами осуществляли необходимую доработку штурмовиков. Заводской вариант дублированного управления рулем высоты стал устанавливаться на 18-м заводе только с июля 1943 г. Согласно статистике, при попадании одного 20-мм снаряда в фюзеляж самолета, вероятность повреждения (перебития) тросовой проводки руля поворота составляла 57%, а частичного повреждения трубчатых тяг рулей высоты - 7%. Попадания 2-3-х осколочно-фугасных снарядов от немецких 20-мм авиационных пушек в киль, руль поворота или высоты было вполне достаточно для вывода ИЛ-2 из строя. Ситуация глупая до крайности: практически целый самолет, с горючим, боеприпасами, работающим двигателем и живыми членами экипажа падал из-за порванного 4-мм тросика...
    Судя по всему самолет возвращался со штурмовки, во время которой сбросил все бомбы и выпустил все реактивные снаряды ЭРЭС (переключатели электробомбосбрасывателей бомб и ЭРЭС в положении «ВКЛ», а переключатель фотопленки «СЕРИЯ»/«ОДИНОЧНЫЕ» на пульте управления АФА установлен в положении «СЕРИЯ») и, возвращаясь на свой аэродром, был атакован вражескими истребителями. В воздушном бою стрелок израсходовал весь боезапас (хотя пустых звеньев ленты было найдено только 3) и стрелял во вражеский истребитель из ракетницы (по словам В. И. Некрасова, это было обычной практикой в такой ситуации). Правда не исключен вариант, что 12,7-мм пулемет стрелка УБТ заклинило – самыми распространенными задержками этого пулемета были заклинивание автоматики и обрыв дульца гильзы, оторванная часть которой оставалась в патроннике. Даже было специальное приспособление для извлечения оторваных дульц – экстрактор (на фото справа от ракетницы), но в боевой обстановке воспользоваться им видимо не успевали. Стрельба очередью свыше 10 патронов не рекомендвалась, по причине обязательного заклинивания пулемета. По воспоминаниям ветеранов стрельба длинными очередями велась «с замиранием сердца». Летчик также израсходовал большую часть боезапаса пушек (осталось всего по 17 снарядов на ствол - полагалось иметь около 15% остатка снарядов при возвращении с задания, на случай встречи с истребителями врага), а в воздушных боях использовали в основном огонь пушек, т. к. пулеметы считались неэффективным оружием против самолетов (их использовали для поражения живой силы при штурмовке колонн).
    Видимо, после потери управления самолетом, стрелок получил по переговорному устройству команду прыгать и выпрыгнул, а пилот отстегнулся, но выпрыгнуть по каким то причинам не смог или не успел.
    К лежащим на берегу частям самолета подошел местный житель Виктор Иванович Некрасов, который сразу после войны летал воздушным стрелком на ИЛ-10 (аналогичный по устройству с ИЛ-2) и служил в 68 ШАК (штурмовой авиакорпус). Летал в паре с героем Советского Союза п/п Светличным. Соответственно, почти все офицеры 68 ШАК были фронтовиками, еще недавно летавшими на ИЛ-2. Виктор Иванович оказал нам большую помощь, рассказав о действиях летчиков, летавших на ИЛ-2 и особенностях эксплуатации самолета в боевых условиях.
    После завершения подъема всех частей от этого ИЛ-2, его отдельные детали будут использованы для реставрации ИЛ-2 в Москве. В частности, приборы и органы управления из кабины пилота. Если в архиве ЦАМО в г. Подольске или в Гатчинском архиве ВВС КБФ обнаружится информация об этом самолете и его экипаже, то продолжение этой истории может быть интересным.

© Илья Дюринский.


  

Назад