Элитные войска Германа Геринга

Часть II — Экипировка немецких парашютистов времен второй мировой войны.

    В экипировке парашютистов отличий от обычного пехотинца было еще больше, чем в вооружении. В первую очередь это касается шлема. При разработке парашютного стального шлема использовались данные, полученные при разработке стального шлема образца 1935 года и испытаний под кодовым названием «Вулкан фибер» (Vulcanfiber), которые проходили в 1933-34 гг.
    Первая модель парашютного шлема получилась путем обрезания полей каски М35. Она имела дополнительные прорези для быстросъемного подбородочного ремня, который использовался при ношении каски в полевых условиях. Эта модель шлема начала выпускаться в 1936 году. Она красилась в серый цвет и имела две декали по бокам. С левой стороны это был летящий кондор, держащий свастику (эмблема «Люфтваффе»), а справа — германский триколор — черный, белый, красный. На каски появившихся в 1937 году армейских парашютно-десантных подразделений наносилась эмблема в виде армейского орла.
    Однако парашютистов не удовлетворила надежность крепления подшлемника (использовался подшлемник обр. 1931 г.), который фиксировался в каске при помощи трех кнопок. Бывали случаи, когда во время прыжка потоком воздуха шлем просто срывало с головы парашютиста и он, теряя каску, приземлялся в одном подшлемнике. Это заставило немцев в 1937 г. модернизировать и шлем, и подшлемник. Из шлема была удалена прорезь для ношения в полевых условиях, вместо трех кнопочных креплений подшлемника были введены четыре отверстия под болты, в самих болтах имелись вентиляционные отверстия. Со временем крепежные болты видоизменялись. На самых первых образцах шлемов болты были медные, позже они стали производиться из стали, для удобства на головке болта появился шлиц. Спустя некоторое время болт стал алюминиевым. В конце войны исчезло вентиляционное отверстие в болте.
    Ремни каски регулировались по длине, а в подшлемнике появилась прослойка из пористой резины.
    После появления второй модели каски парашютиста первая модель либо изымалась из войск, либо в нее ставился модернизированный подшлемник, который крепился на болтах. Интересно, что согласно инструкции «Люфтваффе» от 15 марта 1938 г. срок службы шлема ограничивался 15 годами.
    На сегодняшний день первая модель имеет огромную коллекционную ценность. Цена таких касок в каталогах достигает нескольких тысяч долларов. Достаточно редко встречается и вторая модель шлема с армейской декалью (сидящий орел с опущенными крыльями), так как такими касками был экипирован только один батальон, причем к 1 июня 1938 г. новое пополнение батальона уже имело на каске декаль «Люфтваффе», а с 1 января 1939 года армейский парашютный батальон был включен в состав «Люфтваффе».
    В 1940 году изменения коснулись конструкции кожаного подшлемника, который выполнялся из цельного куска овечьей кожи. Теперь его стали кроить из двух частей, а в качестве материала стало возможным использовать свиную кожу.
    Боевые действия в Голландии и Бельгии показали необходимость изменения окраса касок. Мокрая каска давала легко заметные блики, поэтому в соответствии с приказом от 12 июня 1940 г. стальные шлемы стали краситься в серо-голубой цвет, при этом краска смешивалась с песком и поверхность каски становилась шероховатой. Тем же приказом была отменена декаль триколора и был введен матерчатый камуфлированный чехол с шестью крючками для крепления на каске.

    Для того, чтобы стропы парашюта при десантировании не цеплялись за экипировку, парашютисты перед прыжком одевали прыжковый комбинезон. Парашютный комбинезон выполнялся из прочной хлопчатобумажной ткани.
    Первый образец комбинезона десантников сухопутных войск был зеленого цвета. Он не имел отложного воротника и застегивался на две разъемные молнии, которые шли параллельно вдоль груди. С правой стороны груди нашивался орел — эмблема сухопутных войск. Парашютисты называли этот костюм «мешком для костей».
    Комбинезон парашютистов ВВС отличался наличием отложного воротничка и коротких штанин. Вместо карманов сделаны прорези, через которые можно было попасть в брючные карманы. На груди вышивалась эмблема ВВС (пикирующий кондор). После 1940 года на комбинезонах появились разные варианты карманов (до этого их не было вообще). Большинство комбинезонов имели один нагрудный карман. А, например, во время операции на Крите парашютисты были одеты в комбинезоны, имевшие четыре кармана: два нагрудных и два набедренных.
    Опыт боевых действий внес существенные изменения в конструкцию комбинезона. Так, в 1941 году появилась вторая модель, сшитая из камуфлированной ткани. Она не имела штанин. Вместо этого полы комбинезона можно было застегивать вокруг ног на кнопки. Справа сзади пришивалась матерчатая кобура для пистолета Р08.
    Третья модель комбинезона появилась в 1943 году. От второй модели она отличалась цветом фона камуфляжного рисунка (вместо серого он стал оливково-зеленым), а осколочный рисунок пятен заменен на пятна с размытыми краями. Кобура для Р08 отсутствовала.
    Брюки парашютистов были серо-зеленого цвета, имели два боковых и два набедренных накладных кармана. С брюками носился обычный поясной ремень с пряжкой «Люфтваффе». Под коленями имелись прорези для фиксации накладных наколенников. На правой ноге ниже колена имелся карман для стропореза.
    В состав экипировки парашютиста входили специальные прыжковые ботинки на толстой резиновой подошве. На первых моделях шнуровка находилась с внешней стороны ботинок, а после 1940 года стали выпускаться ботинки, которые зашнуровывались обычным способом — спереди. Сами ботинки были черными, но позже стали коричневыми.
    Десантировались парашютисты в перчатках и с налокотниками. Перчатки парашютистов изготавливались из черной кожи и имели длинные эластичные манжеты, в которые для надежной фиксации на запястьях были вшиты стальные пружины. Применение наколенников и налокотников было обусловлено особенностями парашюта, который обеспечивал большую скорость снижения, причем подвесная система была сконструирована таким образом, что парашютист после раскрытия купола занимал не вертикальное положение, а был как бы наклонен вперед. Поэтому при приземлении десантник ударялся об землю коленями и локтями. По-видимому такое положение парашютиста было необходимо для уменьшения его проекции, видимой с земли, что затрудняло попадание в него. Большая скорость снижения должна была сократить время пребывания парашютиста в воздухе и, тем самым снизить вероятность его поражения. Купол парашюта выдергивался фалом (вытяжной парашют отсутствовал). Применение фала сокращало время раскрытия парашюта и позволяло прыгать с минимальных высот (от 60 метров).
    Под комбинезоном парашютиста располагались специальные подсумки, которые перекидывались через шею и нижними концами крепились к поясному ремню. На них в 12 карманах могли размещаться 20 винтовочных обойм (100 патронов). Подсумки для парашютной винтовки FG42 по конструкции практически не отличались от винтовочных, но имели 8 карманов для магазинов к FG42. Подсумки под МР40 были рассчитаны на 3 магазина. На шею же вешался прорезиненный мешок, в котором размещался противогаз.
    Кроме того, на груди парашютиста крест-накрест вешались два матерчатых чехла для гранат М24. Каждый из них вмещал 3 гранаты. Парашютисты в шутку называли чехлы «спасательным жилетом».
    На поясном ремне располагалась пистолетная кобура. Позже из-за того, что сразу после приземления пистолет было очень трудно достать из-под комбинезона, кобуру стали пришивать к комбинезону. Сзади на поясной ремень вешались фляжка, сухарница и штык с саперной лопатой.
    В зимнее время применялись стеганые костюмы и вязаные подшлемники. Костюм был светло-серого цвета (оборотная сторона — белая) одевался под прыжковый комбинезон.
    Отношение десантников к своей форме было исключительно уважительным. Подчеркивая свою исключительность, принадлежность к элите вооруженных сил парашютисты не снимали прыжковые комбинезоны ни на парадах, ни на учениях, ни на фронте. Случалось так, что даже награды парашютисты получали в комбинезонах. Кроме того парашютисты нашивали на прыжковый комбинезон памятные нарукавные ленты, которые по уставу должны были носиться на кителе. Немецкое командование не препятствовало этому, так как все это повышало престиж десантных войск. Отличительной особенностью было и то, что до войны практически все парашютисты имели перстни фабричного производства с изображением пикирующего кондора со свастикой в когтях. С началом войны приходившее молодое пополнение, соблюдая традиции, делало их самостоятельно.
    Из-за отсутствия петлиц и погон на прыжковом комбинезоне знаки различия офицеры стали нашивать симметрично на оба рукава. Вплоть до 1940 года для парашютистов сухопутных войск у лейтенанта пришивалась одна планка белого или серебристого цвета, у обер-лейтенанта — 2 и так до полковника (5 планок). На левой стороне груди вышивался орел сухопутных войск. А для ВВС - орел «Люфтваффе» серебристого цвета у офицеров и сероватый у унтер-офицеров и рядовых. На рукавах комбинезонов офицеров-парашютистов ВВС носились светло­серые нарукавные нашивки и планки. На зимних стеганых комбинезонах нашивки имели темно-синий цвет. Знаки различия на других вариантах формы одежды, такие же, как в войсках ВВС.
    Кроме парашютистов «Люфтваффе» в Германии существовали армейские парашютно-десантные батальоны и парашютные батальоны Waffen SS.
    После 1943 г. в войсках SS был сформирован парашютный батальон, получивший обозначение «500», в задачу которого входило проведение спецопераций. Сначала тренировки парашютистов проходили в III-й парашютной школе, расположенной в Краево (Югославия), позже часть десантников тренировалась в Венгрии. Боевое крещение десантники приняли в марте 1944 г., когда проводилась парашютно-планерная операция по уничтожению штаба И. Б. Тито в г. Двер (Югославия). Цель операции достигнута не была, а парашютный батальон понес тяжелые потери (об этом неплохо было бы вспомнить нынешним стратегам, в том числе и немецким, планирующим проведение наземной операции в Югославии). Позже планировалось использовать парашютистов в несостоявшейся операции в Будапеште. В конце концов батальон получил обозначение «600», а командование им принял уже упоминавшийся Отто Скорцени. Батальон был брошен в Ардены, затем воевал на Одере. Закончилась история эсэсовских парашютистов в районе г. Гагенау, где в конце 1945 г. оставшиеся в живых 180 десантников сдались в американский плен.
    В батальоне Waffen SS использовалась экипировка, шлемы и амуниция, полученные со складов «Люфтваффе». Однако многие эсэсовцы, получив шлемы, самостоятельно рисовали на них декаль SS, правда таких касок не сохранилось.
    Армия также имела свои парашютные подразделения. В 1940 году в дивизии Brandenburg («Бранденбург») был сформирован парашютно-десантный взвод специального назначения Zug. В 1941 году это уже была рота, а в 1944 — батальон. Бойцы этого подразделения во время войны выполняли специальные операции за линией фронта с Советским Союзом. Информации об этом подразделении практически нет. Фотографий также не сохранилось.
    Парашютисты III Рейха вписали немало ярких страниц в историю военного искусства. Исключительная степень подготовки, высокий боевой дух позволяли им выполнять практически невыполнимые задачи. Например, в 1940 году во время боев в Бельгии всего 85 парашютистов заставили капитулировать гарнизон форта Эбэн-Эмаэль, который насчитывал 1200 человек. При этом потери десантников составили всего 6 человек убитыми. Операция по захвату острова Крит в 1941 году завершилась благополучно только благодаря героическим усилиям десантников, граничащим с фанатизмом. Несмотря на неблагоприятно складывавшееся начало операции и огромные потери (всего за две недели боев немцы потеряли убитыми и пропавшими без вести около 4 000 человек) они смогли выполнить поставленную перед ними задачу. Критская операция стала первой крупномасштабной десантной операцией в истории XX века.
    В германской армии наряду с парашютистами было немало элитных подразделений (егеря, отборные части SS и т.д.), воевавших с фанатическим упорством и поклонявшихся своей религии — религии войны (кстати, у тех же парашютистов на пряжке поясного ремня отсутствовала стандартная надпись «с нами бог»). Но это не помогло. И в 1945 году «Тысячелетний Рейх» обрушился под ударами Советской Армии.

Александр Нечаев
Сергей Морозов

(«Ружье» № 1/1999)


  

Назад