Клады

    Беларусь — своеобразный «заповедник кладов», и находить на нашей земле сокровища будут еще очень долго.

    «Если я найду большой клад, то на вырученные деньги построю часовню или небольшую церковь» — такова мечта минчанина Владимира — кладоискателя с многолетним стажем. Надежды где-нибудь обнаружить золото-бриллианты посещали, наверное, каждого, однако применение такой находке большинство из нас для себя рисовало несколько иначе. Владимир же уверен, что сокровища всегда замешаны на крови, а потому при корыстном использовании могут приносить только несчастья.
    По свидетельствам историков, белорусская земля хранит в себе множество сокровищ, намеренно спрятанных от постороннего внимания. Практически в каждой деревне существует легенда о зарытом где-то неподалеку кладе. Многие из этих легенд основаны на реальных событиях. Да и как им не быть, когда по территории нынешней Беларуси в разное время прошлись викинги, татары, французы, немцы. А уж сколько купцов транзитом через нашу землю перемещалось — вообще не счесть. И они, и местная знать в лихую пору предпочитали зарывать ценности от врагов подальше. Зачастую их сокровища так и оставались похороненными под толщей земли. Серьезно их поисками начали заниматься в последние 150 лет. Результаты не заставили себя долго ждать. За это время на территории республики было найдено 1200 кладов. Но это только «официальная» вершина айсберга, так как многие «месторождения» ценной старинной утвари, драгоценных украшений и денег попросту разворовывались. Зачастую сокровища обнаруживались совершенно случайно. Житель Борисовского района обнаружил целую коллекцию русских, литовских и польских монет в гнезде сороки. А на огороде у одной крестьянки при распашке земли трактором выкорчевали клад золотых монет, которые уместились в 36-литровый молочный бидон. Однако такое случается крайне редко. По словам Владимира, кладоискательство — это тяжелый труд, кропотливое изучение библиотечных документов и... большое удовольствие.
    К поисковым работам Володя приобщился в 14 лет. Вместе с пацанами он рылся в полузасыпанных окопах, извлекая на свет «осколки» милитаризма. Некоторые приятели подрывались на заржавевших минах и гранатах, получали увечья, и от таких поисков Владимир вскоре отказался. Увлечение отнимать у земли старые, забытые тайны в несколько трансформировавшемся виде вернулось к нему через годы. Найдя спонсоров и приобретя современные металлодетекторы, Владимир вместе с друзьями стал заниматься кладоискательством. На сегодняшний день самая интересная его находка — это топорик какого-то языческого шамана, которым в старину отсекали у людей волосы и совершали с ними культовые обряды. Есть среди его «трофеев» и еще один необычный предмет — маленькая медная змейка с драконьей головой. Владимир долго пытался выяснить, что же это такое. Ответ оказался совершенно неожиданным. Змейка, датированная XV веком, не что иное, как вуховертка — приспособление для очистки ушей от серы.
    Имеет кладоискатель свою коллекцию старинных пуговиц и даже товарных пломб, которыми торговцы опечатывали грузы. Однако большого заветного клада он пока не нашел. Не теряя надежды, Владимир собирает сказания и легенды о спрятанных сокровищах. Позвонив по телефону 8-0296-76-75-07, многие люди сообщают ему свои истории, связанные с кладами. Так, благодаря телефонному звонку он узнал про случай, произошедший в конце Великой Отечественной войны. К одному из лесных озер на Витебщине летним днем 1944 года подъехали немецкие машины. Из них вылезли пленные и стали валить в воду лес. По образовавшемуся наплавному мостику пленные под конвоем автоматчиков перенесли к озеру около 20 ящиков и утопили их. Затем немцы расстреляли лесорубов, сели в машины и уехали. Все происходившее из кустов наблюдал местный паренек, который спустя почти 60 лет решил поделиться своими воспоминаниями. В нынешнем году Владимир вместе с друзьями и представителями правоохранительных структур надеется организовать экспедицию для подъема ящиков. Хотя, что таится на дне озера, неизвестно.
    Истории про сокровища очень часто пересекаются с мистикой. Взять хотя бы знаменитые бриллианты «Каллиниан» и «Хоупа», сокровища гробницы Тутанхамона, которые приносили своим владельцам только несчастья. Наши клады в этом смысле не исключение. В одном из районов Минщины бытует легенда о крестьянине и его сыне-алкоголике. Сынок официально нигде не работал и «наскребал» на выпивку, собирая и продавая грибы и ягоды. Однажды он предстал перед отцом в дупель пьяный с бутылкой коньяка 1900 года и серебряной церковной чашей. Выяснилось, что он с другом в лесу обнаружил засыпанный немецкий блиндаж, в котором со времен первой мировой войны были складированы дорогая церковная утварь и спиртное. Склад парни показали отцу. Однако через день при загадочных обстоятельствах погиб друг, а еще через три дня сына сбила машина. После этого крестьянин зарекся вспоминать, где находится тайник, объясняя, что это место проклятое.
    Любопытно, что во всем мире искатели кладов делятся по специализациям. Помимо землеройщиков и подводников есть люди, специализирующиеся на поиске кладов в колодцах, на чердаках, в канализациях, сточных канавах и даже на старинных мусорных свалках. У нас такого многообразия нет. Наверное, в связи с тем, что в земле кладов предостаточно. Кроме таких известных, как «золото Наполеона» и «сокровища Радзивиллов», здесь таятся сотни других тайников с ценностями. По словам Владимира, Беларусь — одна из самых перспективных в Европе стран для поиска сокровищ.
    С этим мнением согласен и профессор кафедры археологии и специальных исторических дисциплин Белгосуниверситета Валентин Рябцевич. По его словам, «мы буквально ходим по кладам». Однако найти даже в нашей стране клад целиком — большая удача. В основном обнаруживаются остатки некогда разворованных захоронений. За последние 20 лет было найдено всего несколько целых кладов. Один из них — казна разбойничьей шайки, зарытая в 40-х годах Х века недалеко от Полоцка. В нем находилось 7600 монет арабского Востока.
    Что же касается сдачи кладов государству, то это также большая редкость. Последний такой случай произошел в середине прошлого десятилетия, когда на Брестчине ребенок нашел около 300 римских монет, сдал властям, а взамен получил 20 миллионов «зайчиков». Однако существующие правила вознаграждения за подобные поступки у нас весьма несовершенны. В законодательстве четко не сформулировано, что такое стоимость клада и как она зависит от исторической и антикварной ценности. Кроме того, добиться вознаграждения — невероятные хлопоты. Но даже если человек вознамерился действовать в соответствии с буквой закона, по мнению Валентина Рябцевича, то найти клад ему почти невозможно. Как показывает практика, такие находки происходят практически всегда случайно: либо земля сама открывает сокровища, либо они обнаруживаются во время археологических раскопок. В то же время профессор уверен, что Беларусь — это своеобразный «заповедник кладов», и находить здесь зарытые в землю сокровища будут еще очень и очень долго.

Андрей Александрович
«Белорусская деловая газета» (Минск), № 23/14.02.2002.


  

Назад