Рыболовный магазин сайт с низкими ценами.

Как найти клад

    Людям во все времена было свойственно стремление совмещать приятное с полезным, а отдых с обогащением. Вот и ныне всë больше и больше наших соотечественников в период отпусков отправляются не к южным морям, а в глушь, в какую-нибудь тьмутаракань. Экипируются как рыболовы, туристы, геологи, десантируются по берегам озер и речушек… Ищут старинные клады.
    Ещë не так давно подобных романтиков Считали чуть ли не свихнувщимися, асоциальными личностями, одержимыми бредовой идеей. Однако вначале XXI века отношение к кладоискательству изменилось: с появлением легких (в смысле веса) и доступных по цене электронных поисковых приборов охота за сокровищами превратилась для многих в весьма прибыльный бизнес.

Сокровища — под ногами

    Вирус кладоискательства чрезвычайно заразен и живуч, а «подхватив» его, не надейся когда-либо избавиться. Как заявил опытнейший кладоискатель Юрий Харчук, уже не одно десятилетие занимающийся поиском захороненных ценностей на профессиональной основе, «заблуждаются те, кто думает, что искать золото и бриллианты нужно на далеких тропических островах; настоящая страна сокровищ — это Россия. Если вы живете в достаточно старом по возрасту городе или поселке, то сокровища вполне могут спокойненько лежать под вашими ногами. Главное обзавестись хорошими приборами и мало мальскими сведениями о том, где до революции проживали богатые люди. Что-нибудь да найдете не в одном, так в другом месте».
    Огромное количество кладов зарыто в земле, спрятано в подвалах и на чердаках, под половицами и в стенах домов в период с 1917-го по конец 50-х годов. Постоянные обыски, изъятие ценностей, доносы и аресты заставляли миллионы людей тщательно хоронить свои реликвии, накопления и украшения.
    При рытье котлована на Сретенке в старом погребе строители нашли серебряный молочник, уникальное бронзовое блюдо, позолоченный эфес шпаги, множество золотых и серебряных монет, женских украшений.
    Меняя полы в коммунальной квартире, один из жильцов нашел под половицей три металлических бруска. Потер их шкуркой и обомлел: бруски весом в 2,5 кг были из червонного золота! Старожилы рассказали, что в 1917 году здесь жил банкир.
    Обильными на формирование новых кладов стали и военные годы, особенно 1941-1942-й. В неразберихе всеобщего отступления, паники и мародерства некоторые ухитрялись прикарманить целые пуды золота, драгоценностей, антиквариата. Вот что рассказал нам начальник уголовного розыска одного из районов Калужской области: «В конце 50-х здешний деревенский мужик стал брать с собой на охоту малолетнего сына и всякий раз приводил его на одну и ту же опушку леса возле речки. Говорил: «Запомни это место, сынок, хорошенько запомни». А дома мальчик играл золотыми царскими монетами. Потом вырос, уехал на Север. Отец умер, так и не дождавшись сына. Приехав на похороны, наследник нашел отцовскую записку, в которой он рассказывал, как ему достались сокровища. Осенью 1941 года Калужское отделение Госбанка эвакуировалось в тыл, и подводы с золотым запасом разбомбили фашисты. А мужик-охотник оказался поблизости и увидел, как из пробитых ящиков сыплются золотые монеты николаевской чеканки. Это золото поступало в банк через систему Торгсина. Мужик перегрузил червонцы в уцелевшие ящики из-под винтовок и закопал здесь же, неподалеку. Однако до сих пор клад не найден, хотя обнаружили и опушку ту, и сосну с меткой».
    Как и тысячелетия назад, в наше время кладоискательство по-прежнему окружено таинственным флером, мистикой и суевериями. Поисковики — и интеллигенты, и не слишком образованные — все как один непреложно верят, что на многих спрятанных сокровищах лежит табу — колдовской заговор, мешающий кладоискателю обнаружить «схрон». Дескать, в старину, закапывая золото-серебро, люди обращались к колдунам, и те создавали некую охранную зону вокруг клада. И открыться он может лишь тому, кто знает «петушиное слово» или имеет волшебную разрыв-траву.
    Что тут скажешь? Разубеждать людей в подобных верованиях — занятие неблагодарное.

Амбиции и амуниция

    Ну а если вы человек практический и не склонный к мистицизму, то вам в поисках древних (и не очень древних) кладов окажут неоценимую помощь современные электронные приборы, которым, пожалуй, могут позавидовать даже те, кто знает «петушиное слово» или имеет в кармане разрыв-траву (кстати, никто из моих собеседников так и не смог толком объяснить, что это за травка такая, где она растет и как выглядит).
    В московских магазинах, торгующих товарами для экстремальных видов спорта и отдыха, появились английские и американские звуковые и компьютеризированные металлоискатели «Фишер», «Джемини», «Гаррет», «Силвер Иггл», «Уайт Спектрум» — стоят они от 300 до 2000 долларов и способны определить наличие цветных металлов на глубине от 0,5 до 2 метров. Есть и отечественные приборы: «Стерх»-юниор (около 400 долл.), «Стерх»-мастер (750 долл.), «Сармат» (400-450 долл.), «Кондор» (600 долл.), «Корнет» (800-850 долл.). Предлагает свой металлоискатель и Украина — это «Следопыт» стоимостью около 500 долларов.
    Итак, цены, казалось бы, вполне приемлемы для представителя среднего класса. Однако прежде чем отправляться за романтической покупкой, прикиньте, сможете ли вы ее оправдать. Как правило, чтобы окупить прибор, требуются месяцы, если не годы, целенаправленных поисков.
    Но, как известно, среди нас есть немало людей, которым интереснее собирать грибы, чем их поедать, больше по нутру ловить рыбу, нежели вкушать ее за трапезой. Точно так же и среди кладоискателей далеко не все одержимы жаждой обогащения. Для многих это увлекательное приключение, встряска после ежедневной домашней рутины, наконец образ жизни. Как ни странно, именно они-то и являются самыми массовыми покупателями импортных поисковых приборов, а вовсе не расчетливые профи.
    Статистика гласит, что свыше 90 процентов старинных кладов обнаруживается случайно — во время посевной, при строительстве, при сносе ветхих домов, при прокладке коммуникаций и т. д. Однако профессиональные кладоискатели свято верят, что извлечение сокровищ из недр земли, со дна рек, озер и морей можно поставить на поток, планировать с предельной степенью вероятности. Тем более что, утверждают нелегальные археологи, статистика знает далеко не все — о найденных кладах счастливчики предпочитают молчать. Ведь они оказываются между двух огней — государством и мафией.

Закон суров…

    Взаимоотношения между властями и охотниками за сокровищами испокон веков были, мягко говоря, не слишком дружественными. Принято считать, что первые в истории кладоискатели — древние египтяне. Как захоронят очередного фараона, так вскоре вблизи пирамид появляются подозрительные личности, вооруженные какими-то приборами. Для поиска склепа использовались компас (чтоб не заблудиться в хитросплетениях внутренних туннелей в утробе пирамиды), отвес, угломер, заступ. Известно, что все гробницы были разграблены еще задолго до нашей эры, за исключением саркофага Тутанхамона, который в течение двух с лишним тысячелетий каким-то чудом так и не был обнаружен гробокопателями. История донесла до нас и сведения о казнях мародеров, застигнутых либо на месте преступления, либо при попытке сбыть «могильное» золотишко.
    Византийский император Юстиниан в своем кодексе (середина VI века) ввел закон, согласно которому половина найденных ценностей принадлежит тому, кто их нашел, а другая половина — владельцу означенной территории. Стало быть, уже полтора тысячелетия назад кладоискательство приобрело массовый характер, коль скоро понадобилось регламентировать его в законодательном порядке.
    Английский закон 1276 года гласит, что «если в доме или земле найден клад и о его существовании владелец не знает, то клад принадлежит королю». Закон действует по сей день, правда, с небольшой поправкой, внесенной в 1887 году: государственная комиссия может выдать нашедшему премию «по своему усмотрению».
    Примерно такой же дискриминационный в отношении кладоискателей закон действует и в Австралии. А вот в США, согласно федеральному законодательству, клад полностью принадлежит нашедшему его, счастливчик обязан лишь уплатить подоходный налог с оценочной стоимости сокровищ.
    Если в других странах кладоискателями становились в основном авантюристы, неудачники и бездельники, мечтающие о легкой наживе, то в России поиском потаенных сокровищ не брезговали заниматься даже монархи. По воспоминаниям современников, царь Иван Грозный был просто «обуян» жаждой кладоискательства. Причем царь обладал некой мистической способностью «чуять» скрытые от людских глаз драгоценности. Вот что записал новгородский летописец XVI века: «Как приехал великий князь Иоанн Васильевич с Москвы в Новгород и неведомо как уведал казну древнюю, сокровенную в стене создателем святой Софеи, князем Владимиром Великим (внуком святого Владимира, крестителя Руси. — Авт.), и неведомо быть о сем никем, ниже слухом, ниже писанием. И тогда приехав нощию и начат пытати про казну ключаря Софейскаго и пономаря, и много помучив их, не допытався, понеже не ведаху. И прииде сам князь на восход, где восхождаху на церковные полати, и на самом всходе, на правой стороне, повелел стену ломати, и просыпася велие сокровище, древние слитки в гривну, и в полтину, и в рубль, и насыпав возы, послал к Москве».
    Иван Грозный отыскал немало сокровищ в пределах Руси, он годами изучал предания и летописные свидетельства, определяя по ним местоположение тайников. Да и сам он спрятал немало сокровищ, которые до сих пор безуспешно разыскиваются как официальными, так и «чëрными археологами».
    Пару лет назад средства массовой информации облетело сенсационное сообщение из Тульской области: местные археологи заявили, что вышли на след исчезнувшей в XVI веке библиотеки Ивана Грозного. Ими были обнаружены документы того времени, согласно которым в одном из «погребов Тульской волости» спрятана не только уникальная библиотека царя, но и 16 бочек с сокровищами. После этих публикаций в Тульскую область хлынули кладоискатели-нелегалы.
    К слову сказать, библиотеку Ивана Грозного упорно разыскивают самые разные неформальные объединения, конкурирующие между собой. В частности, это московские диггеры, которые совершают свои рискованные путешествия по подземным туннелям вовсе не только из спортивного интереса.
    «Каков поп, таков и приход» — гласит поговорка. Царским увлечением заразились и простолюдины — все кому не лень принялись искать сокровища. В архивных документах того времени есть информация о «бугровщиках» — так в те далекие годы называли «чëрных археологов». За подобный способ наживы взятых с поличным четвертовали.
    Страстным собирателем древностей был Петр Первый. Он очень серьезно относился к разного рода преданиям, слухам и даже песням, в которых упоминалось хоть что-то о спрятанных сокровищах. Император издал специальный указ о покупке у населения предметов старины, о препровождении их в Кунсткамеру. Темный люд истолковал царский указ по своему разумению: древние золотые монеты переплавляли и отсылали слитки в Петербург; или, отыскав исторически ценные, но ветхие предметы, начинали их латать, красить…
    Баловалась кладоискательством и сестра Петра Первого, Екатерина Алексеевна. Она пыталась разыскать спрятанные сокровища с помощью «планетных тетрадей», то бишь астрологии. Обращалась к колдунам, посылала слуг разрывать могилы в полночь, чтоб мертвец провещал о кладе…
    После отмены крепостного права в 1861 году на Руси появилась поговорка: «Разбогател, будто кубышку нашел». Дело в том, что это был период массового обнаружения старинных кладов. Крестьянам раздали в собственность неудобья — непаханые земли, где прежде, много веков назад, были поселения. Найти котелок, кубышку или кувшин с золотом-серебром считалось чуть ли не самым обычным делом. Порядок был установлен такой: нашел клад — иди зарегистрируй его у урядника, тот вызовет ученых мужей, и если в находке нет ничего исторически ценного, то забирай все себе. А коли изымали для науки какой-либо предмет, нашедшему выдавали денежную компенсацию. Один крестьянин, распахивая надел, наткнулся на обложенный серебром шлем великого князя Ярослава Всеволодовича, за что получил премию в размере 5 рублей (стоимость коровы).
    Такая практика длилась вплоть до революции, после которой, как известно, ценности стали изыматься приказным порядком, без всяких выплат: «Давай сюда или становись к стенке». Хрущев ввел 25-процентную премию от стоимости клада тому, кто его нашел. В настоящее время в России наконец-то вернулись к кодексу Юстиниана: государство и кладоискатель делят находку пополам. Если, конечно, фартовый охотник за сокровищами решит легализовать свою находку.
    В нынешнем Уголовном кодексе РФ уже нет статьи, предусматривающей лишение свободы за сокрытие найденного клада. Однако это вовсе не означает, что вы можете быть абсолютно спокойны с точки зрения взаимоотношений с законодательством. При желании кладоискателя (как удачливого, так и неудачливого) можно привлечь к уголовной ответственности по целому ряду статей УК РФ. А потому будьте бдительны!
    Для сведения приводим некоторые статьи, по которым можно привлечь кладоискателя к уголовной ответственности:
    Ст. 171 — «Незаконное предпринимательство». То есть вы занимаетесь бизнесом, не имея на то соответствующей лицензии.
    Ст. 139 — «Нарушение неприкосновенности жилища». Эта и последующие три статьи УК РФ особенно касаются «домушников» — так на жаргоне поисковиков именуются кладоискатели, промышляющие в обветшавших зданиях.
    Вы полагаете, что дом нежилой, то бишь ничей, а на самом деле у ветхого строения есть владелец. Он может привлечь вас к суду. Был реальный случай: в полузаброшенной деревне, в заколоченном доме орудовал кладоискатель, и тут нелегкая принесла хозяина дома — он приехал, чтобы начать ремонт. Несмотря на все мольбы «домушника», хозяин сдал его в милицию, и незадачливый поисковик схлопотал условный срок.
    Ст. 158 — «Кража». Та же ситуация: вы думаете, что старинный предмет — бесхозный, а на самом деле он закопан на участке, принадлежащем конкретному лицу.
    Ст. 164 — «Хищение предметов, имеющих особую ценность».
    Ст. 243 — «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры». Этой статьи следует опасаться тем, кто ищет сокровища в старинных усадьбах, недействующих церквах и монастырях.
    Ст. 244 — «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения». Под эту статью теоретически могут попасть те, кто раскапывает древние курганы, места культовых захоронений. Таких кладоискателей именуют гробокопателями, могильщиками.
    А вот «трофейщикам» — тем, кто проводит раскопки на полях сражений, ищет в лесах блиндажи, доты и дзоты, следует иметь в виду ст. 222 УК РФ: «Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». В наше время эта статья особенно в моде.
    Если вы, увлекшись поиском, раскопали приличную по размерам котловину, то вполне можете подпасть под ст. 254 — «Порча земли».
    Избегайте заповедников и заказников: помните про ст. 262 — «Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов».
    Ну а если вы нашли кубышку и начинаете распродавать ее содержимое, то Уголовный кодекс «заботливо» предусмотрел и такой успешный итог поисков. На этот случай «припасены» сразу две статьи: ст. 191 — «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга» и ст. 192 — «Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней».
    Впрочем, не всегда юридические нормы направлены против счастливчиков, отыскавших клад. Вот случай. Ровно 80 лет пролежал на Волхонке, аккурат напротив Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, камень-валун, пока в 1997 году некоему праздношатающемуся гражданину не взбрело в голову взять да и перевернуть его. И что вы думаете? Под валуном он обнаружил два нагана с патронами, две пары юнкерских погон и петлиц Александровского училища, а главное — записку-завещание. Как выяснилось из текста, двое юнкеров во время перестрелки с большевиками осенью 1917-го оказались отрезанными от своих и были вынуждены избавиться от свидетельств своей принадлежности к белому воинству. В записке также сообщался номер счета и пароль для снятия крупного вклада в Английском банке — один из юнкеров завещал все свое состояние тому, кто найдет записку. Скоро, по истечении формального срока розыска без вести пропавшего, баловень судьбы станет обладателем огромного состояния.
    Что же касается вышеупомянутых уголовных статей, то спешим несколько успокоить начинающих кладоискателей: на практике все эти юридические нормы применяются исключительно редко. Да что там, право! Уголовный кодекс! Даже закон РФ «Об охране и использовании историко-культурного наследия» задвинут под сукно. В этом смысле наша страна — одна из самых, к сожалению, невежественных среди цивилизованных государств.
    В Турции, к примеру, любой клочок земли, имеющий минимальную историческую ценность, огорожен и находится под охраной военизированного патруля. В Египте и Италии тоже существуют спецподразделения по охране культурных и исторических объектов. А наши чиновники придумали закон, который обязывает самих граждан охранять государственные ценности. Смех, да и только. Территории, имеющие историческую ценность, не огорожены, не патрулируются — приезжай и копай, сколько сил и терпения хватит.
    В начале 90-х рязанские археологи обнаружили Зареченский могильник четвертого столетия. Там хранились золотые, серебряные и медные украшения, оружие, сосуды. Пока археологи выпрашивали у государства деньги на исследование могильника, он был до основания выпотрошен ордами кладоискателей.
    Рязанская земля — вообще лакомый кусок для «чëрных археологов» со всего мира. До того как Рязань разрушил Батый в 1237 году, здесь пролегал Великий янтарный путь. Однажды местный житель, копая огород, наткнулся на княжеские бармы — оплечье, усыпанное драгоценными камнями. Сейчас эта находка хранится в Оружейной палате Московского Кремля.
    Но нигде — ни на Рязанщине, ни в каком-либо другом историческом месте — вы не встретите огороженных территорий, щитов с надписями: «Охраняется государством», «Раскопки запрещены» и уж тем более вооруженных стражников. А если кто-то из местных, заметив, что вы извлекли из земли некую вещицу, вызовет милицию, то безотказно срабатывает старая как мир «отмазка»: «Мы тут копали червей для рыбалки и нашли клад. Как раз вам собирались отнести». И все, получайте свои 50 процентов плюс «дежурную» благодарность от властей.

Советы бывалых

    Итак, вы приобрели необходимую аппаратуру, юридически подковались и готовы отправиться в экспедицию. Чтобы избежать лишних трудов, хлопот и опасностей, неплохо для начала выслушать рекомендации опытных кладоискателей. Вот что советует начинающим коллегам москвич Владимир Денисов, поисковик с 30-летним стажем: «Отправляясь на места древних поселений или поля давних сражений, берите с собой минимум снаряжения — только самое необходимое и по возможности компактное, нетяжелое. Один хорошо освоенный поисковый прибор куда лучше, нежели масса разнообразной, но непривычной аппаратуры.
    Обувь, как и в обычном походе, должна быть добротная, но разношенная. Лично я не знаю ничего лучше настоящих кирзовых сапог. Одежда должна быть многослойной, и никакой синтетики. Куртка — непродуваемая.
    Самое оптимальное время для поиска раритетов в поле, лесу или заброшенной деревне — это весна, когда снег уже сошел, а трава еще не появилась. Во-первых, легче копать, во-вторых, не жарко, а в-третьих, в это время года вы без труда различите место, где давным-давно были исчезнувшие ныне поселения. Взойдите на пригорок, и если посреди поля вы увидите темное пятно, значит, там когда-то была деревня или хутор. Так называемый культурный слой (с остатками человеческой жизнедеятельности) всегда темнее, чем окружающая его почва.
    Во время раскопок и поисков держите ушки на макушке, соблюдайте полный режим секретности. Местные жители обычно смерть как не любят поисковиков, относятся к ним враждебно. Можно запросто лишиться приборов, находок. Случалось, сжигали машины кладоискателей (машину надо прятать среди деревьев). Не говоря уже о том, что вам могут и накостылять. Поэтому имейте при себе легкий, но достаточно мощный бинокль, чтобы время от времени обозревать окрестности. Желательно отправляться в экспедицию с собакой (замечено, что сельские жители боятся собак гораздо больше, нежели городские). Если вы в экспедиции не один, то ночью лучше спать по очереди.
    Обычно поисковики маскируются под рыболовов-любителей, грибников, шашлычников. Но уж коли вас застукали с приборами в руках, начались недружелюбные расспросы, советую говорить, что вы проводите дозиметрический контроль, замеряете уровень радиации. Можно и ксиву соответствующую соорудить — как правило, этого бывает достаточно, чтобы вас оставили в покое.
    Крайне нежелательно употреблять спиртное, ну максимум 150 граммов после работы, перед сном, чтобы снять напряжение. Ведь хочешь не хочешь, а во время поиска в человеке просыпаются азарт, алчность, а тут еще и водка отрицательной энергетики добавляет…
    У кладоискателей есть вековой обычай, примета, если хотите: брать все, что нашел, не брезговать ржавыми замками, истертыми медными монетами, пуговицами, прочей мелочовкой. Иначе можно прогневать удачу, и не откроется по-настоящему ценный клад. Конечно, речь не идет о том, чтобы брать водочные «бескозырки», которыми за времена колхозно-совхозного уклада буквально напичканы пахотные поля, опушки неподалеку от них.
    В напарники берите только того, в ком уверены на все сто. Чего уж скрывать, бывали случаи, когда товарищи находили клад и один из них, а то и оба сразу, помрачались рассудком при виде золота и руки сами тянулись к ножу, топору… Лучше отправляться в экспедицию с супругом, братом, отцом или другом детства.
    Если вы нашли клад или древние предметы обихода, воинского снаряжения, то об этом никто не должен знать. Помните поговорку: «Нашел — молчи, потерял — молчи». По давней традиции порядочные кладоискатели часть выгоды жертвуют на благое дело.
    Есть примета, согласно которой нежелательно долго держать у себя найденные ценности, реликвии, раритеты — иначе, как замечено, у нашедшего начинаются необъяснимые неурядицы. Избавляйтесь от добычи: продавайте, дарите. И не старайтесь выручить как можно больше, не жадничайте, а то как бы не отвернулось счастье».

Где искать?

    Клад можно найти практически в каждом регионе России. Москва не исключение. Центр столицы буквально нафарширован старинными тайниками, особенно Китай-город, где располагался Гостиный Двор. На Первопрестольную частенько нападали враги, и купцы припрятывали свои сбережения под землю. Ныне здесь находят клады каждый год.
    Более тысячи ценных раритетов и кладов найдены в Горках Ленинских, где в старину квартировал «царев караул».
    На побережье Балтийского моря и в водах Ладожского озера действуют кладоискатели-водолазы. Они ищут старинные затонувшие корабли (помните строчку из песни: «Водолазы ищут клады…»). Согласно историческим документам в Балтийских водах неподалеку от нынешнего Выборга, в XVIII веке затонули купеческие корабли с грузом драгметаллов на сумму около 45 млн. долларов. В Ладожском озере тогда же затонул караван судов с грузом, который сегодня оценивается в 30 млн. долларов.
    Изобилует огромными тайниками с сокровищами и Урал. В XVI—XVII веках здесь орудовали разбойные казачьи атаманы, в том числе и знаменитый Ермак Тимофеевич. Последний согласно совершенно достоверным сведениям спрятал в одной из пещер на берегу реки Яйвы несколько бочонков с драгоценностями, награбленными у купцов. Эти сокровища оцениваются примерно в 80 млн. долларов.
    Степан Разин закопал по частям свою огромную казну вдоль реки Ветлуга (нынешняя Нижегородская область). Он же в четырех верстах от села Трумлейки в подземном срубе спрятал клад несметных сокровищ. Не известно только, в каком направлении надо отмерять эти самые четыре версты…
    Много золота и драгоценных камней схоронено в земле старых казачьих поселений на реках Урал, Дон, Кубань. Казаки прежних времен сейчас могли бы называться вооруженными бандформированиями. Они частенько грабили купцов, добычу прятали.
    Настоящий бум среди охотников за сокровищами уже несколько лет бушует вокруг станицы Ленинградская Краснодарского края. Открылись сведения, что именно в ее окрестностях белоказаками зарыто знаменитое золото Кубанской казачьей рады. Ориентировочная стоимость клада — 100 млн. долларов.
    Интерес к станице Ленинградской проявили не только отечественные, но и зарубежные кладоискатели. Сюда, в глухомань, вдруг зачастили на гастроли никому не известные закордонные ансамбли из Югославии, Испании, Франции, Германии… В большинстве случаев никаких выступлений не проводится, вместо этого заезжие «гастролеры» под покровом ночи рыщут вокруг станицы с металлоискателями.
    В Пскове, где-то неподалеку от кремля, схоронены купеческие сокровища ориентировочной стоимостью 50 млн. долларов, в Смоленске до сих пор не могут найти городскую казну XVII века (5 млн. долл.).
    Опыт показывает, что зачастую одних лишь приборов и приблизительных координат местонахождения ценностей бывает недостаточно для успеха. Помимо этого кладоискателю требуются удача и незаурядная смекалка. Именно благодаря смекалке один из московских поисковиков сумел разбогатеть, работая одной лишь саперной лопаткой.
    Тридцатипятилетний Сергей Н., изучая воспоминания наполеоновского маршала Коленкура, наткнулся на любопытный факт. В конце октября 1812 года французская армия, отступавшая из Москвы, тащилась по дороге между Боровском и Вереей. Недалеко от села Совьяки Наполеон отдал приказ: всем солдатам и офицерам очистить ранцы от награбленных ценностей — высыпать в реку Протву. Приказ был выполнен. Естественно, французы напихали в карманы брюк столько золотых червонцев, сколько умещалось. И там же, в Совьяках, Наполеон организовал госпиталь для тех, кто не мог идти дальше.
    Сергей рванул в Совьяки и стал разыскивать место, где два века назад был французский госпиталь. А точнее, место, где располагался сортир, обычная выгребная яма. И надо же, нашел! Стал копать гумус, превратившийся в торф, и на дне ямы нашел то, что искал: несколько килограммов золотых червонцев конца XVIII — начала XIX веков. Дело в том, что Сергей сообразил: когда французы устраивались в отхожем месте, из их переполненных карманов золото высыпалось в отверстие сортира.
    Как тут не вспомнить Ильича, предлагавшего строить сортиры из золота! Воистину, для Сергея Н. эта ленинская мечта стала явью благодаря недюжинной смекалке кладоискателя. Правда, романтического в этой истории маловато…

Главное — конспирация

    Сегодня, впрочем, для многих людей, увлеченных кладоискательством, это занятие утратило свой таинственный ореол, превратившись в статью дохода, голый бизнес. А где бизнес, там и мафия. Братки старательно берут на учет тех охотников за сокровищами, кто не умеет держать язык за зубами, конспирироваться.
    ожалуй, наиболее древний пример того, как у нашедшего клад пытками выколачивают сокровище, относится аж к XI веку. В «Печерском патерике» есть повествование о некоем киевском иноке Феодоре, который в какой-то «варяжской» пещере отрыл клад золотых сосудов. Но, будучи монахом, извлекать их не стал. Прознал о том киевский князь Мстислав Святополкович и «повеле Феодора крепко пытати», чтобы тот выдал местонахождение пещеры. Пытали его дымом, и монах задохнулся, так и не успев выдать свою тайну.
    На многочисленные «сыскные дела» о кладах натыкаемся в приказных документах XVI, XVII, XVIII веков. Тех, кто хоть словом обмолвливался о неких потаенных сокровищах, пытали огнем и каленым железом.
    Эти «традиции» возродила сегодняшняя российская мафия. Недавно бандиты зверски замучили жителя хутора Лепня, что в Свердловской области. Сорокалетний мужчина в Екатеринбург выбирался нечасто, но, приехав, начинал сорить деньгами: посещал дорогие рестораны, ночные клубы. Видимо, там-то он и привлек внимание братков. Они проследили, что каждый раз, приехав в город, мужик заходит к ювелиру. Вывод был однозначен: счастливчик нашел клад и теперь потихоньку его расходует. А вскоре труп хуторянина нашли в его избе, причем перед смертью обладателя сокровищ зверски пытали. Выдал он бандитам тайну или унес ее с собой — можно лишь гадать.
    На побережье Балтики наших водолазов-кладоискателей «трясет» не только российская, но и финская, эстонская и даже немецкая мафии — требуют долю от найденного. А в Калининградской области, наоборот, участились нападения российских мафиози на немецких туристов. Почему? Дело в том, что в 1945 году Сталин отдал приказ выселить с территории бывшей Восточной Пруссии всех немцев. Выпускали их в Германию с минимумом пожиток. И немцы закапывали золото и драгоценности в потаенных местах. Теперь, спустя много лет, за семейными сокровищами стали приезжать дети и внуки выселенных немцев. Это быстро приняла к сведению братва. Чуть ли не за каждым немцем с момента его прибытия устанавливалась слежка, и когда сокровища извлекались из тайника, их тут же отбирали у незадачливого наследника.

Развлечение или бизнес?

    На этот вопрос трудно ответить однозначно. Можно лишь пожать плечами — мол, кому как. Подобно любой другой сфере предпринимательства — будь то индустрия отдыха или торговли — кладоискательство обрастает мощнейшими «вспомогательными» структурами. Это посредники, перекупщики, информаторы, проводники экспедиций и т. д.
    Мне довелось познакомиться с довольно авторитетным в своем кругу информатором-проводником по прозвищу Викинг (настоящие имя-фамилию он так и не назвал).
    Окончив истфак МГУ, Викинг какое-то время трудился в НИИ, честно грыз гранит науки. Но в стране наступили новые времена, и у государства иссякли деньги для финансирования серьезных археологических экспедиций. И тогда Викинг разослал свое резюме по всем столичным кадровым агентствам: он хотел найти спонсоров для поисковых экспедиций.
    «Спонсоры на меня вышли быстро, — говорит Викинг.
    — Ведь среди «чëрных археологов» настоящие специалисты встречаются нечасто».
    Викинг прямо и безо всякого стеснения называет себя информатором и консультантом кладоискателей-нелегалов, перекупщиков. За энную сумму он готов повести охотников за сокровищами в места, где наиболее вероятно наличие кладов. Экспедиции под его руководством проходят аккуратно, по всем правилам, проводят тщательные исследования могильников, мест сражений, тайников и древних поселений.
    Но главный куш, как правило, срывают спонсоры предприятия и перекупщики — посредники между поисковиками и коллекционерами (как российскими, так и зарубежными). Например, за наконечник стрелы XIII столетия перекупщики дают не больше 50 долларов, а коллекционерам продают в десять раз дороже.
    Но стоит ли переживать из-за такой на первый взгляд несправедливости? Право, не стоит. Ведь в отличие от перекупщика кладоискатель получает не только презренные купюры, но и жажду поиска, азарт первооткрывателя, восторг победителя и счастье человека, достигшего своей цели.
    Всë то, ради чего имеет смысл жить на этом свете.

Александр Анин
«Тверская, 13» (Москва), № 30/13.03.2004., № 32-33/18.03.2004.


  

Назад