В поисках добра.

    Клад хотели бы найти многие. И мало кто готов что-нибудь сделать, чтобы осуществить свою мечту. Но есть люди, для которых кладоискательство - почти профессия.
    И хотя клады ищут во всех странах, у нас это занятие имеет вековые традиции. Менталитет русского человека таков, что он привык относиться ко всем государственным и негосударственным учреждениям (особенно финансовым) с молчаливым, но нерушимым недоверием. А посему - земле доверяли больше, чем банкам или даже родственникам. Именно из-за этого кладоискательство было весьма распространенным досугом у крестьян. По сохранившимся свидетельствам, время от времени «золотая лихорадка» одолевала не только отдельных бедняков, но даже целые деревни.
    Основное орудие труда нынешнего романтика больших дорог - металлоискатель. Современное импортное оборудование способно не только различать характер металла на глубине до нескольких метров, но даже показывать его очертание, что экономит много труда. Стоит, правда, кладоискательское счастье немало. Средняя цена металлоискателя - $1500. Очень хороший экземпляр обойдется дороже клада - в $5000. Простенькая и самая распространенная модель Explorer стоит $600-700. Металлоискатели можно приобрести за рубежом или у нас в Петербурге - у «неофициальных» дилеров. Магазина, торгующего кладоискательским оборудованием, в городе нет. Зато есть в Москве, а для настоящего путешественника расстояния - не помеха.
    Занимаются кладоискательством люди разные. Для кого-то это уже стало средством заработка, для кого-то поиск сокровищ - еще один «экстремальный» вид отдыха. В любом случае оценить, сколько реальных «сокровищ» находят российские кладоискатели, практически невозможно. Сейчас отдельного законодательства по кладоисканию не создано - в ход идут статьи Гражданского и Уголовного кодексов. По закону «доходы» от найденного клада делятся поровну между владельцем земли, где было обнаружено сокровище, и кладоискателем. Если «шуровали» без ведома хозяина, он имеет право забрать все себе. Хотя чаще до судебных разбирательств дело не доходит - с владельцем договариваются по-хорошему. Главная же опасность кладоискателя - это попасть под статью УК, запрещающую повреждение памятников истории и культуры. Ведь различные объекты, охраняемые законом, очень часто весьма привлекательны для поиска. Выход - пытаться обнаружить былые поселения, еще не попавшие в число «памятников», или стать «внештатным сотрудником» какой-нибудь археологической организации.
    Часто помогает бумага официально зарегистрированного кладоискательского общества. Петербургское историко-изыскательское общество - чуть ли не единственное в нашем городе (и первое зарегистрированное в России). «Беда в том, что у нас нет антикварного рынка, - говорит Валерий Балаханов, председатель общества - большая часть находок имеет все-таки не денежную, а историческую, коллекционную ценность. Но покупателя нет, а музеи, конечно, если что-то и приобретают, то за одну шестую реальной стоимости. В то время как за рубежом некоторые экземпляры продаются за несколько тысяч долларов. А вывезти тоже нельзя - закон запрещает».
    Причем запрет ставит крест на другом достаточно перспективном направлении в кладоискательстве - организации своеобразных «сафари» для иностранцев. За рубежом клубов кладоискателей очень много, а вот искать им уже нечего - всю Европу перекопали. У нас же - просторы необъятные. И речь не идет о вывозе сокровищ: ничего не стоящая горсть медяков XIV века - прекрасный сувенир для иноземного туриста. «Россия - это целина, - убежден Валерий Балаханов - церковь много прятала, дворяне тоже, и очень много до сих нор не найдено». Кроме того, есть немало весьма перспективных «легенд» (информацию о кладах искатели находят в исторических свидетельствах), разработка которых могла бы принести счастливчику шлимановскую славу. Правда, для таких серьезных изысканий уже нужен немалый (тоже шлимановский) начальный капитал, которого у большинства кладоискателей нет...
    В апреле они оживают: в зимние месяцы поиск не ведется - холодно. На морозе металлоискатели работают плохо, да и копать несколько тяжеловато. Но уже теплеет, весна берет свое. Сезон открыт.

Максим Котин.
«Деловая панорама» № 13/09.04.2001.


  

Назад