Как найти клад.

    Легенды и предания старины далекой до сих пор будоражат воображение людей. По-прежнему ходят невероятные слухи о чудесах в подземных лабиринтах, о чудных ларцах с книгами и рукописями Ивана Грозного, о подземном кремле, построенном Аристотелем Фиораванти... По сравнению с ними московские клады - очевидность, поскольку они встречаются в последние годы на каждом шагу. Не верите? Напрасно. Главный археолог Москвы профессор Александр Григорьевич Векслер убежден в том, что подземная Москва все еще полна тайн и сокровищ, и доказывал он это сотни раз.

ОХОТНИКИ ЗА СОКРОВИЩАМИ

    История кладов стара как мир. Неизвестно чего в ней больше: таинственности или трагизма. По народным повериям родимое пепелище, заветный дуб, угол избы избирались для тайника «родовых», нажитых добром, или «заклятых», нажитых злом, кладов. Но никакие страшные легенды не останавливали охотников за богатством. Интересен рассказ о разбойничьем кладе, записанный в XIX веке ученым-нумизматом И. Сахаровым за жителем глухой деревни: «...зарыт тот клад в змеиной пещере в трех котлах: в одном - золото, в другом - серебро, в третьем - каменья самоцветные блестят весенним днем. Заперт клад 12-ю железными дверями, ключи брошены в океан-море. По стенам пещеры развешаны разбойничьи топоры да бердыши - сами секут, сами рубят. Сторожат клад злые бесы - не пропускают ни конного, ни пешего. Заросла пещера (с кладом) зеленой муравой, полем чистым. Много было охотников на богатство - много было голов положено за этот клад, а до заветной головы все еще не досчитались. Достал один мужик серебряные рубли - а что же вышло? Жил богато, да не долго: рубли обратились в черепки, семья вся извелась, и старик наложил на себя руки...».
    Кладоискательство началось на Руси во времена первых летописей. По свидетельству многочисленных сыскных дел о кладах, сохранившихся в Российском государственном архиве древних актов в Москве, широкое распространение оно получило в XVII - XVIII веках. Воевода, прослышав о кладе, тотчас объявлял «сыск и розыск». Иногда допрашивали родственников кладоискателей и свидетелей. Даже приводили «сыскных людей» к «пытке и огню». Сыщики «обыскивали дворы», вели раскопки, и случалось так, что находили сокровища.
    Интересно, что поисками кладов занимались даже высокопоставленные люди. Так, царевна Екатерина Алексеевна, сестра Петра I, выпытывала у некоего иерея, как определить местонахождения кладов по «планетным тетрадям». Она даже посылала своих приближенных разрывать в полночь могилы на московских кладбищах. Да и сама отправлялась на раскопки в Подмосковье, но экспедиции были напрасны, люди, указывающие царевне на места зарытия кладов, оказывались обманщиками...
    Случилось в 1833 году одно курьезное происшествие, о котором московский генерал-губернатор так докладывал министру внутренних дел России: «Прошлого апреля 12-го числа при проезде секретаря Волоколамского земского суда Секавина в городе Волоколамске на дрожках по дороге к собору... пристяжною лошадью выбит был копытом из земли кувшин со старинною разного сорта серебряною монетой».

ХРАНИЛИЩЕ НЕСМЕТНЫХ БОГАТСТВ

    Во все времена земля была самым надежным хранилищем несметных богатств. Прятали не только золото и серебро, но и оружие, дорогие ткани, инструменты ремесленника, различные документы... Причины были разные: бесконечные набеги врагов, военные пожарища, уничтожавшие посады русских городов, грабежи. Порой трудно было сохранить не только добро, но и жизнь. Найденные через много лет богатства - грустные свидетели чьей-то печальной участи.
    Так, один из небольших кладов, обнаруженный в 1966 году - во время реставрации Успенского собора Кремля, был спрятан зимой 1238 года, когда Москва пылала после осады войсками хана Батыя. Видимо, одна из горожанок, чувствуя опасность, завернула в ткань свои серебряные украшения - височные кольца и спрятала под плиткой пола храма. В это же время при вскрытии культурного слоя в Успенском соборе был найден железный ромбовидный наконечник стрелы, подобный многочисленным находкам на древнерусских городищах, погибших во время монгольского нашествия.
    На территории Кремля было обнаружено 24 клада. Некоторые можно назвать настоящими сокровищами. Так, в мае 1988 года во время земляных работ у Спасских ворот совершенно неожиданно военные строители наткнулись на большой кремлевский клад разнообразных серебряных украшений. За прошедшие со времени сокрытия клада семь с половиной столетий церковные и гражданские постройки из дерева и камня не один раз сменили друг друга. Фундамент последней из них встал буквально в сантиметрах от сокровища. Но клад оставался неприкосновенен до определенного времени, пока наши современники не оказались на глубине 5 метров. Триста серебряных украшений домонгольского времени, обнаруженных здесь, были когда-то сложены в деревянный сундучок с медными ручками. От него, правда, остались лишь мелкие кусочки истлевшего дерева да позеленевшие ручки, а серебро так почернело, что не произвело никакого впечатления в момент находки. И лишь после изучения стало ясно, что цены кладу нет: колты, перстни, бусы, браслеты, медальоны, подвески... Глядя на них, трудно было поверить, что в домонгольское время знали и использовали столь сложные ювелирные техники, освоение которых, по мнению экспертов, и сегодня доступно не каждому специалисту. Но сколько бы кладов ни находили, московские археологи всегда знали, что это далеко не последний. И они оказались правы.

ТАЙНЫ ГОСТИНОГО ДВОРА

    Без преувеличения скажу, что сегодня клады находят почти каждый день. Наверное, потому, что перестали наконец в нашей стране труд этих специалистов воспринимать как «археологические забавы». А ведь были случаи, когда находки из подземных кладовых погибали при строительстве или реконструкции зданий. И лишь иногда их удавалось сохранить.
    - Когда в районе Кузнецкого моста начали строить магистральный коллектор, - рассказывает профессор Александр Григорьевич Векслер, - неожиданно раскопали дивный белокаменный мост через Неглинку работы зодчего Ухтомского. К счастью, мост был едва задет, но работы приостановили, чтобы подкорректировать проект. Это стоило городу больших денежных затрат. Но пример этот впрок не пошел. Когда на Красной площади началось строительство подземных коммуникаций без археологических исследований, вскоре под брусчаткой была обнаружена кладка Воскресенских ворот Китай-города и часть моста - опять пострадали проект и государственная казна. Но древность удалось сохранить. Вот тогда в 1988 году и было принято решение, которое дало возможность бесправным археологам идти рядом с первопроходчиками, а не выхватывать находки из-под ковша. Сегодня ни одно строительство в Москве не начинается без проведения археологических изысканий. Нет ни одного котлована, где бы ни побывал археолог. И клады, можно сказать, сами идут в руки.
    Так, в старой Москве ходила поговорка: «Гончары народ богатый, гребут золото лопатой». Археологам удалось убедиться в ее достоверности. Опережая строительство жилого дома на Гончарной улице, они попали в самый центр Гончарной слободы XVI века. Копали все той же банальной лопатой, пока не наткнулись на что-то твердое и звенящее... Неужели клад? Да, в почерневшей кубышке оказались серебряные монеты.
    А потом в Китай-городе меняли коммуникации, проложенные еще в XIX веке и практически истлевшие. Казалось, что можно найти в земле, где уже столько раз копали? Но стоило специалистам отклониться чуть-чуть от траншеи, как они попали на участок нетронутого слоя. Увидев остатки деревянных мостовых, начали быстро расчищать их, а металлоискателем, которым пользуются при экспресс-раскопках. вдруг обнаружили две древние монеты. Оказалось, что здесь был зарыт кувшин с кладом, который разбили при прокладке траншеи. В вынутом грунте нашли 130 монет, относящихся к Смутному времени. На одной стороне - изображение всадника, на другой - имя правителя, царя Бориса...
    Раскопки, проводившиеся на территории старого Гостиного двора в связи с его реконструкцией, помогли обнаружить немало удивительных находок. Но настоящее сокровище, ставшее сенсацией, нашли здесь в 1997 году. Сначала при расчистке глубокого бревенчатого подклета наткнулись на большой глиняный сосуд, на следующий день - на другой. Вместе с песком посыпалось множество серебристых монет. Этот клад, уникален, - говорит Александр Векслер. - В области нумизматики аналогов ему нет в России. В сосудах - 95429 русских монет и 335 западноевропейских. Основную массу русских монет составляют копейки и деньги Ивана IV, Бориса Годунова. Меньшую - Лжедмитрия, Василия Шуйского....По тем временам клад (это 950 рублей) был настоящим сокровищем. Поскольку дворянин в год имел жалованье от 10 до 25 рублей, стрелец - от 3 до 5 рублей. Ремесленник, изготовлявший пуд свечей, получал за работу 72 копейки.
    На интригующие вопросы, кто был владельцем сокровища и почему клад остался невостребованным, Александр Григорьевич ответил, что следы пожара на месте находки говорят о том, что деревянное здание, в подклете которого были спрятаны сокровища, сгорело начисто и владелец не смог найти на пожарище заветное место. Это обстоятельство позволяет высказать осторожное предположение о том, что сокровища Гостиного двора не были казенным имуществом, а принадлежали одному человеку. Иначе о месте их хранения знали бы несколько человек, и совместными усилиями ценности были бы найдены.
    Кому же все-таки принадлежали найденные талеры и копейки? На плане города 1870 года Гостиный двор занимает целый квартал на южной стороне Ильинской улицы. Здесь не было ни торгово-ремесленных, ни военных слобод. Клад был найден там, где останавливались со своими товарами приезжие торговые люди или где мог иметь свою лавку московский торговый человек. Среди них и нужно искать владельца клада.
    Многие находки бесценны тем, что воскрешают события прошлого. В кабинете у Александра Григорьевича удалось увидеть спекшуюся боевую кольчугу, шпоры для всадника, пищали разных времен, уникальную пломбу с печатью наместника из города Торжка конца XIV века, очень редкую керамическую дуду, с которой ходили в средневековье скоморохи... И все это прекрасно сохранилось, а ведь сколько веков прошло! Вещи, найденные на старом Гостином дворе имеют огромное значение для изучения экономики Москвы, ее товарно-денежных отношений, торговых связей, художественных ремесел. Не случайно правительство Москвы решило в комплексе Гостиного двора открыть выставочный зал со сменной экспозицией найденных здесь материалов.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

    Сегодня Москва похожа на огромный археологический комплекс. Центр современного города как раз располагается на месте феодальной Москвы, столицы удельного и великого княжеств. И среди 200 памятников федерального значения основным является культурный слой земли в исторических границах - в пределах Камер-Коллежского вала. Мощность напластований составляет здесь 6 - 10 метров. Не случайно в руках археологов - древние предметы быта московской земли в каменном, бронзовом и раннем железном веках.
    Где только ни побывали археологи. Даже на Театральной площади, в сквере Большого театра, где открыли удивительные вещи. Оказалось, что под землей, прямо перед портиком театра сохранился городской квартал. О том, что Петровская улица делала поворот, огибая пруды на Неглинке, свидетельствуют ярусы деревянных мостовых, по бокам которых - каменные основания домов. Но тут удалось обнажить и более раннее городское поселение XIV - XV веков, где встречались предметы и домонгольского времени. Но когда специалисты вышли на «археологический материк», выяснилось, что это еще не конец раскопок. А начало, которое уводит... в каменный век и дальше. Даже археологам трудно было представить, что у Большого театра была стоянка первобытного человека!
    Сегодня Центр археологических исследований вместе с генеральным директором Александром Векслером выполняет огромный комплекс работ: участвует в согласовании проектов прокладки коммуникаций строительства сооружений, ведет раскопки, обработку и реставрацию найденных в земле предметов. И все это - современными научными методами, составляя банк данных для компьютерной обработки. В последнее время проведены исследования и экспресс-раскопки на более чем 120 исторических объектах центра города и за его пределами.
    Ни в одном регионе России нет такого обилия находок, как в Москве и области, - 530 кладов. Большая часть из них приходится на XV - XVII века - время расцвета русского средневековья. И каждый новый клад, каким бы рядовым он ни казался на первый взгляд, - еще одна тайна, уводящая в седую глубь веков.

Нинель Щербина.
«Древо» (приложение к изданию «Российские вести»), № 9/01.11.2000.


  

Назад