Золотые слитки с крейсера «Эдинбург».

Со дна Баренцева моря поднято пять тонн золота (оцененного в 45 млн. фунтов стерлингов - прим. «ПК»), затонувшего 40 лет назад во время Второй мировой войны.

Крейсер «Эдинбург», 1939 г.    В апреле 1942 года из Мурманска - северного порта СССР - вышел в составе конвоя (PQ-11 - прим. «ПК») британский крейсер «Эдинбург». Он вез золото. 465 слитков, по 11-13 килограммов каждый, предназначались союзникам в уплату за военные поставки Советскому Союзу.
    «Эдинбург» не прибыл в Англию...
    Рассказывает свидетель событий, бывший член советской военной миссии в Великобритании Сергей Зиновьев, находившийся на борту крейсера в его последнем рейсе:
    — 30 апреля 1942 года «Эдинбург» подвергся нападению немецких подводных лодок. Атака была отбита, но две торпеды, выпущенные фашистами (немецкой подводной лодкой U-456 - прим. «ПК»), нанесли крейсеру серьезные повреждения: одна попала в левый борт, вторая - в корму. «Эдинбург» потерял ход, но оставался на плаву. Вскоре противник вернулся: подводная лодка и три эсминца. Немецкие корабли открыли по «Эдинбургу» шквальный огонь. Мужественно сражались английские моряки из конвоя. Два эсминца Великобритании против трех немецких сумели заставить фашистов отступить. И все-таки к исходу сражения третья торпеда попала в корму крейсера, после чего он еще больше накренился на левый борт.
    Враг мог в любой момент вернуться с подкреплением. Контр-­адмирал Картер, руководивший операцией, отдал приказ торпедными выстрелами потопить крейсер: золото не должно достаться гитлеровцам. Оставшихся в живых членов команды «Эдинбурга» взяли на борт другие английские суда.

СОРОК ЛЕТ СПУСТЯ

    Затонувший крейсер «Эдинбург» вместе с героически погибшими членами экипажа (57 человек - прим. «ПК») Великобритания объявила британским военным захоронением. Советский Союз, потерявший в войне с фашизмом 20 миллионов жизней своих граждан, полностью признал этот статус и вытекающее из него право Великобритании на неприкосновенность братской могилы.
    Кроме того, золото было застраховано не только советской страховой фирмой, но и частично британским правительством. Рассказывает председатель правления страхового акционерного общества СССР («Ингосстрах») Леонид Богданов:
    — В апреле прошлого года было заключено советско-английское соглашение о подъеме золота, затонувшего вместе с крейсером «Эдинбург». Британское правительство и «Ингосстрах» представляли сторону владельцев ценного груза в переговорах с фирмой «Джессоп марин рекавериз лимитед», имеющей опыт в подобного рода работах. Был подписан контракт на условиях «без спасения нет вознаграждения», то есть было оговорено, что все расходы по поискам и извлечению со дна моря золота до благополучной его выгрузки в согласованных портах (в английском Абердине и советском Мурманске) несет фирма. Работы предстояли весьма сложные и опасные: затонувший крейсер лежит на глубине более четверти километра. Но главное, золото при транспортировке было помещено в пороховые погреба, рядом с зенитными снарядами и винтовочными патронами. По мнению специалистов, все эти боеприпасы могли сохранить свои боевые свойства. Эти два фактора определили сумму вознаграждения фирме: 45 процентов стоимости найденного золота. Остальные 55 процентов делятся, согласно договоренности, на борту судна-спасателя между СССР — две трети и Великобританией — одна треть.

КАК ДОСТАЛИ СОКРОВИЩЕ

Порт Мурманск. Судно «Стефанитурм»,
доставившее золотые слитки в СССР    «Джессоп марин рекавериз лимитед» — фирма-координатор. С ней сотрудничают три фирмы-партнера, имеющие соответствующие суда, радионавигационное и глубоководное оборудование, располагающие высококвалифицированными специалистами-подводниками.
    1 мая 1981 года английское поисковое судно «Даммтор» вышло в рейс. На дно Баренцева моря был опущен контейнер со специальным маневренным аппаратом (так называемое «око»), который по команде с борта судна мог плавно двигаться и с помощью телекамер исследовать затонувшие объекты. Цветное изображение передавалось наверх, на монитор, и одновременно шла видеомагнитофонная запись.
    Поиски увенчались успехом. В середине мая в судовом журнале появилась запись: «Эдинбург» обнаружен». На смену «Даммтору» вышло судно-спасатель «Стефанитурм» и остановилось непосредственно над затонувшим крейсером (71'51'' с.ш., 35'10'' в.д. - прим. «ПК»).
    Рассказывает представитель Всесоюзного объединения «Совсудоподъем» Министерства морского флота СССР Леонид Мелодинский, участвовавший в экспедиции:
    — Затонувший крейсер лежит на дне (на глубине 245 м. - прим. «ПК») с креном примерно 90 градусов в наиболее благоприятном положении для спасательных работ — кверху пробоиной в правом борту. Поначалу казалось, что через эту большую, пятиметровую в диаметре, пробоину будет легче и безопаснее проникнуть внутрь крейсера. Боеприпасы находились в непосредственной близости от золота: любое расширение работ — дополнительный риск. Однако первая же попытка проникнуть в крейсер через пробоину показала, что это невозможно — вход завален грудами искореженного металла.
    Надо сказать, что фирма-координатор привлекла к операции по спасению золота самых опытных водолазов-глубинников из разных стран. Пятнадцати профессионалам высокого класса предстояло, чередуясь, работать попарно по три смены в сутки. Подобные работы, по объему и сложности операций, свободно плавающими водолазами на столь большой глубине — 260 метров — никогда раньше не производились. Если к этому прибавить еще и смертельный риск, которому подвергали себя добровольцы, можно понять, как огорчила этих людей первая неудача.
    Было принято решение прорезать в том же правом борту новое отверстие, максимально близкое к пороховым погребам и достаточное по объему для того, чтобы в него мог проникнуть человек в водолазном снаряжении и с системой жизнеобеспечивающих трубопроводов и кабелей. По ним водолазы поддерживали связь с кораблем, по ним поступала дыхательная смесь из кислорода и гелия под давлением, соответствующим глубине погружения. По ним же подавалась вода для обогрева.
    Отверстие прорезали. Но чтобы попасть к переборке порохового погреба, надо было пересечь топливный танк — помещение, загроможденное в результате взрыва обломками рухнувшей палубы. А когда добрались до переборки, вскрыли ее и попали в пороховой погреб, обнаружили завалы из песчаных наносов, водорослей, мазута, обломков труб.
    Разгребая, расчищая, разрезая с помощью электрокислородного оборудования весь этот хаос, люди работали зачастую на ощупь, в сплошной темноте, в облаке плотного ила, с которым никак не могли справиться специальные отсасывающие устройства.
    Поиски продолжались до начала осени, пока, наконец, 16 сентября минувшего года водолаз Джон Росье из Австралии не нашел первый слиток. Сначала золото поднимали в сварной металлической корзине по сорок слитков, но корзина застревала в обломках. Тогда стали транспортировать его в нейлоновых мешках, по двадцать слитков в каждом. Изнурительная, опасная работа была проделана не напрасно...
    В день, когда закончилась операция, на воду был спущен венок и состоялась церемония в память о погибших моряках крейсера «Эдинбург».

Валентин Мерцалов.
«Правда», 1982.


  

Назад