Пожарно - охранная сигнализация интернет магазин videogsm.ru.

Мифы приборного кладоискательства

    В течение нескольких лет жители Республики Хакасия и южных районов Красноярского края наблюдают рождение и «накачивание» местными СМИ феномена так называемой «черной археологии». Появлению такого рода публикаций мы обязаны, с одной стороны, недобросовестным, падким на сенсации представителям ряда печатных изданий. С другой стороны, генератором подобных статей, несомненно, является прослойка чиновников, ловко «вклинившаяся» в свое время между «полевыми» археологами-трудягами и управленцами местных, республиканских и краевых администраций.
    Данный тандем породил ряд мифов, сумевших отвлечь внимание общества от множества реальных проблем, существующих вокруг археологического наследия Южной Сибири, одновременно искусственно сформировав образ врага — человека с металлодетектором, который непременно используется для грабежей курганов.
    Рассмотрим это утверждение по существу. Что же такое металлоискатель? Каков принцип его действия, потенциальные возможности и легитимность использования?

История металлоискательства

    Идея создания первого в мире металлоискателя по праву принадлежит А. Г. Беллу (изобретателю первого телефонного аппарата). В 1881 году, когда от руки заказного убийцы был тяжело ранен президент США Джеймс Гартфилд, врачи попросили Белла придумать устройство, с помощью которого можно было бы точно определить месторасположение пуль в теле президента. Прибор, названный изобретателем «индукционными весами», был создан в короткие сроки. Белл предрекал своему детищу блестящее будущее, и он не ошибся!
    Первая в мире установка для поиска металла в грунте была продемонстрирована на Лондонской выставке уже в 1903 году. Во время Второй мировой войны быстро развивалась техника обнаружения металлов, продиктованная необходимостью очистки минных полей от смертоносных начинок. После войны миноискатели распродавались по дешевке, и многие люди быстро оценили возможности этого оборудования для поиска зарытых сокровищ и золотых самородков.
    Многие прииски в Америке, Австралии и других странах пережили второе рождение, когда при помощи металлоискателей производительность труда старателей увеличилась в десятки раз. Археологу в ряде случаев металлоискатель может помочь определить наиболее перспективное место для детальных раскопок или даст возможность извлечь интересные находки там, где сплошные раскопки невозможны по разным причинам.

«Домашняя археология»

    Бок о бок с археологами работают краеведы-поисковики. Ни с чем нельзя сравнить радость открытия — будь то первая найденная старинная монета, потерянный столетие тому назад перстень или простенькая бронзовая иконка. Именно при разработке оборудования для кладоискателей приборы достигли наибольшего совершенства в чувствительности и дискриминации (отсеивании нежелательных находок). Поиск потерянных людьми предметов, своего рода «домашняя археология», в Америке и Европе достиг большого размаха. Существуют клубы поисковиков и коллекционеров, например пряжек от ремней или запонок. Издаются специальные журналы, создаются и экспонируются замечательные собрания находок поисковиков. Никому и в голову не придет навешивать на этих людей грязные ярлыки.
    Более того, принятый в Великобритании в 1996 году «Закон о сокровищах» уже в скором времени дал удивительный результат. Суть закона сводилась к тому, чтобы дать возможность поисковикам опубликовать свои находки и ввести найденные поисковиками древности в научный оборот. В законе оговаривается, что легитимность подобных находок подтверждается в том случае, если эти предметы были подняты вне территорий официально зарегистрированных археологических памятников. И если до 1996 года пресса сообщала о 24 находках ежегодно, то после принятия соответствующего акта это количество увеличилось в десять раз!
    Сейчас в Америке и Германии, Австралии и Великобритании на человека с металлоискателем никто уже не смотрит с подозрением или скрытой завистью. Металлоискателями зачастую бойко торгуют в тех же магазинах, где идет активная продажа товаров для спорта и отдыха. Знатоки утверждают, что в профессиональном спорте в обозримом будущем наверняка появится новый вид состязаний — «кладспорт»!

Отечественное кладоискательство

    Первые попытки использования армейских миноискателей для поиска древних монет и прочих старинных находок из металла отечественными краеведами и просто коллекционерами отмечались уже более двух десятилетий тому назад. Энтузиасты со своим громоздким оборудованием методично обходили берега рек, на которых высились старинные города и деревеньки. В хороший день поисковик мог похвастать скромными, но такими желанными для него находками, как: дюжина старинных медяков, нательный крестик или простенькое серебряное колечко.
    С появлением в нашей стране высокочувствительных зарубежных металлоискателей приборное краеведение получило новый стимул к дальнейшему развитию. Весной 1993 года в Санкт-Петербурге официально оформилось первое в России «кладоискательское» объединение — Историко-изыскательское общество (СПб ИИО). Председателем данного объединения по направлению кладоискательства стал директор петербургской школы, учитель истории Валерий Васильевич Балаханов.
    Свою самую удивительную находку Валерий Васильевич сделал в 1978 году — и ее до сих пор можно увидеть в Эрмитаже. Пожалуй, только специалист-историк и смог бы определить, что найденный в картофельной грядке кусок свинца — не пломба с товарного вагона, а бесценный раритет времен Новгородской республики — так называемая тиунская печать — символ власти судьи и эмиссара Великого Новгорода в провинции. «Археологический вестник» объявил тогда «тиунскую печать» находкой года!
    На вопрос, в чем состоит секрет постоянной встречи с кладами, Валерий Васильевич отвечает так: «Просто кладов слишком много. Зарывать деньги в землю — национальная традиция. Вот, например, князь Игорь — первый рэкетир, обкладывающий данью соседей. Кому в те времена можно было доверить деньги? Только земле.
    Потом — «огородные клады». Крестьянин мог всю жизнь проходить в одних портках, но на участке всегда лежала кубышка — глиняный горшок или берестяной туес. Эти клады очень бедные, зато в них можно найти уникальные монеты, например медную полушку 1806 г. В каталогах напротив стоимости этой монеты — прочерк. Она бесценна».
    Ну а как же прокомментировать расхожее мнение о сказочных доходах кладоискателей?
    И здесь Валерий Васильевич расставил все точки над «i»: «Я думаю, здесь не страсть к наживе, а жажда приключений. На первом заседании нашего клуба я спросил ребят: мол, кто сюда пришел, чтобы разбогатеть? Из тридцати присутствующих десять человек подняли руки. Я думаю, что эти парни «ошиблись адресом». Удача не любит жадных!
    Конечно, все мы люди одержимые, но одержимые не страстью разбогатеть, а страстью поиска. Те, кто мечтает лишь о богатстве, у нас долго не задерживаются — во-первых, они плохо ладят с коллективом, а во-вторых, быстро разочаровываются, не став Крезами. Мы часто повторяем шуточный лозунг кладоискателей: «Не разорись!», ведь кладоискательство — занятие не из дешевых. Отдельные экспедиции требуют поистине огромных затрат, и не одно поколение кладоискателей разорилось на них: казанское золото, утопленное в бочках татарами в озере Кабан, когда Иван Грозный штурмовал Казань… Сокровища Разина, Пугачева, Наполеона. А золотой поезд Колчака?! А богатства, спрятанные церковью сначала от Петра, потом от большевиков?! В общем, интересных объектов для поиска хватает, было бы желание искать».
    В Москве уже несколько лет функционирует одно из крупнейших в России поисково-краеведческих объединений — клуб «Раритет», насчитывающий более двухсот участников. Председателем этого объединения является писатель и журналист Николай Соловьев. Поисковики занимаются изыскательской деятельностью, проводят собрания и слеты «кладоискателей». Зачатков подобных организаций в сегодняшней России и странах ближнего зарубежья существует уже немало.

Сибирские особенности

    Серьезные, устоявшиеся поисково-краеведческие объединения у нас пока еще не заявлялись. Однако есть достаточные основания предполагать, что в ближайший год-два десятки разрозненных поисковиков Красноярья, Хакасии, Тывы и прилегающих регионов Сибири вольются в новую общественную организацию «Сибирская старина». Данное общественное объединение возникло 16 апреля 2003 г. в Минусинске. Одна из основных целей, провозглашенных активистами этой общественной организации, — «Создание условий для реализации созидательной потребности граждан в области изучения и сохранения памятников истории и культуры».
    Пионером приборного краеведения на юге Сибири является минусинский учитель истории — Крючков Андрей Сергеевич. Будучи школьником, Андрей активно участвовал в работе музейного краеведческого кружка. «Вместе с другими моими сверстниками мы систематически совершали путешествия в окрестностях деревни Кутужеково, где строителями была уничтожена стоянка эпохи неолита — ранней бронзы, — рассказывает Андрей. — Мы шли буквально вслед за бульдозерами и экскаваторами, собирая древние диковинки: наконечники стрел и рыболовецкие принадлежности, каменные топоры и тесла, скребки, проколки и тысячи фрагментов древней керамики. Возраст этих предметов превышал сорок веков. Сейчас эти находки хранятся в экспозициях и фондах Мартьяновского краеведческого музея».
    Однако самой примечательной своей находкой Андрей считает обломок скифского бронзового ножа с процарапанными изображениями фантастических рыб.
    Другой любопытный предмет Андрею передали минусинские строители, знавшие о поисковых устремлениях молодого историка. Это была чудом сохранившаяся за двадцать столетий деревянная чаша таштыкской эпохи, легкая, словно пушинка. «Когда я передавал эту вещь в руки музейного специалиста — Николая Владимировича Леонтьева, тот поначалу подумал, что речь идет о розыгрыше. Ведь подобные находки в таком прекрасном состоянии можно пересчитать по пальцам».
    О металлоискателе я мечтал много лет, и в 2000 году мне довелось встретиться с председателем «Раритета» Н. М. Соловьевым, — продолжает свой рассказ Андрей Сергеевич. — Познакомившись с уставом объединения, я с удовольствием пополнил ряды российских приборных поисковиков. Наша задача — поиск, обнаружение, введение в научный и искусствоведческий оборот предметов материальной культуры и быта прошлого, имеющих историческую, культурную и научную ценность в местах, где подобный поиск не запрещен законом».

Грабители или спасители?

    Несмотря на то что никаких законодательных ограничений на использование металлоискателей в поиске древностей не существует, в адрес поисковиков зачастую сыпались абсурдные обвинения, граничащие с безумными суевериями: якобы металлоискатели могут отличать старинный металл от современного на глубине до 10 метров, а также то, что с помощью них можно грабить древние курганы!
    Насколько же «эффективен» металлоискатель в руках «потрошителей» древних могил? Корифей приборного поиска Николай Соловьев говорит следующее: «Самый лучший металлоискатель «работает» на глубину до 40 сантиметров… «Курганные же находки покоятся на глубине не менее полутора-двух метров. Даже ребенок, владеющий азами арифметики, понимает, что с металлоискателем на кургане делать нечего. Специализированная же техника — «глубинные» приборы — способна обнаруживать металлическую цель на двухметровой глубине лишь в том случае, если эта цель очень велика: двухсотлитровая бочка, танк, самолет…
    24 июля в археологической экспедиции был поставлен эксперимент. Сотрудником Краевого центра по охране памятников истории и культуры А. Ю. Тарасовым и приборным поисковиком А. С. Крючковым тестировались два компьютеризированных металлоискателя на предмет возможности использования подобных приборов при гипотетическом ограблении кургана. На глубине полуметра был закопан большой металлический совок, имитирующий крупный древний предмет. В обоих случаях результат сканирования почвы был отрицательный. С сорокасантиметровой глубины предметы давали себя почувствовать, но приборы издавали лишь слабые сигналы. Таким образом, время фантастических домыслов, связанных с металлоискательством, похоже, подходит к своему логическому завершению.

Олег Иванов
«Вечерний Красноярск», № 44/12.09.2003.


  

Назад