Сокровища во сне и наяву

   В 2 верстах от станции Черногрудка Одесской линии Юго-Западной железной дороги находится небольшой лес, некогда принадлежащий сравнительно небогатому помещику Адаму Ледоховскому. Этот лес состоит главным образом из дубовых, березовых и кленовых деревьев. Почти в центре леса находится небольшая поляна, поросшая густой травой с одиноко торчащим дубом посередине. Зимой на этой поляне постоянно наметает большие сугробы. Тогда ходить по ней становится довольно затруднительно. Про эту поляну у местных жителей существовала интересная легенда.
    Некогда, еще во время польского владычества, здесь жил старый польский пан, одинокий и очень злой человеконенавистник. У него был десяток верных слуг, таких же мрачных и свирепых, как и их хозяин. По преданию, пан этот был очень богат.
    В одну темную осеннюю ночь на поляне случилась драма. Несколько десятков гайдуков напали на усадьбу старого пана, перебили всех его слуг, а поскольку во всем доме не нашли ни одной драгоценной вещи, самого хозяина стали пытать. После ужасных пыток пан умер, не сказав, где у него спрятаны деньги.
    Текли годы. Менялись владельцы леса, по никто не мог найти клад, а некоторые, полагая, что все это лишь легенда, даже и не пытались искать его. Наконец, во владение лесом вступил Адам Ледоховский, сын которого, студент киевского университета Святого Владимира, активно принялся за поиски клада. Пять месяцев он выслушивал варианты легенды, копался на поляне, изрыл там всю землю, но напрасно.
    16 декабря 1898 года молодому Ледоховскому приснился сон, в котором к нему явился старый паи, одетый в богатый польский костюм, и сказал, что клад зарыт в 50 локтях к югу от дуба. Поверив в сон, молодой Ледоховский нанял нескольких рабочих, и в указанном паном месте принялся рыть яму. На глубине 3,5 аршин был найден окованный железом сундук, а в нем много золотых сосудов, жбанов, польских золотых монет, серебряных чаш, братин, и тому подобного.
    «Стоимость клада по приблизительному расчету превосходит 200 тысяч рублей. Весь клад немедленно был перенесен в имение Ледоховских, а затем отправлен в Киев», — рассказывал «Петербургский листок» в декабре 1898 года.

Михаил Пазин
«Новости Петербурга», № 12/25.03.2003.


  

Назад