На поисках кладов не разбогатеешь.

Главный кладоискатель Санкт-Петербурга
Валерий Балаханов    Трудно не стать кладоискателем, постоянно сталкиваясь со спрятанными сокровищами. Хотя в серии случайностей всегда есть закономерность. Порой труднообъяснимая. С первыми кладами директор петербургской школы 161, историк и председатель Клуба кладоискателей Валерий Балаханов столкнулся в студенческие годы. Ничем не примечательная икона начала века показалась будущему историку подозрительно тяжелой. Оклад скрывал специальную прорезь, через которую неведомый владелец наполнил образ «николаевскими» рублями. Спустя несколько лет, во время студенческой халтуры на территории Гостиного двора, Валерий Васильевич стал свидетелем того, как нашли «клад десятилетия». Женщины, выметавшие мусор из-под вскрытых полов, обнаружили четыре кирпича, отлитых из червонного золота. Как это ни странно, но положенное по закону вознаграждение получил тогда строитель-бригадир, первый позвонивший в «органы». А его «коллега» - пьяный сантехник -воспользовался суматохой и отпилил от одного слитка приличный кусок, но уже через двадцать минут был задержан в подворотне ломбарда у станции метро «Владимирская». Затем в Бурятии, будучи в стройотряде, Балаханов нашел тайник с буддийскими древностями из разрушенных в 30-х годах монастырей-дацанов. Вещи из тайника были переданы в музей религии и атеизма. Но самую удивительную находку он сделал в 1978 году - и ее до сих пор можно увидеть в Эрмитаже. Пожалуй, только специалист-историк и смог бы определить, что найденный в картофельной грядке кусок свинца - не пломба с товарного вагона, а бесценный раритет времен Новгородской республики, так называемая «тиунская печать» - символ власти судьи и эмиссара Великого Новгорода в провинции. Археологический вестник объявил тогда «тиунскую печать» находкой года. Назад дороги не было, и учитель-историк стал кладоискателем.
    - Валерий Васильевич, как можно объяснить ваши постоянные встречи с кладами?
    - Просто кладов слишком много в России.
    - ???
    - Зарывать деньги в землю - национальная традиция. Вот, например, князь Игорь - первый «рэкетир», обкладывающий данью соседей. Есть княжеская казна - есть и дружина, которая не жнет и не сеет. Кому в те времена можно было доверить деньги? Только земле. Князь так и делал. Потом, «огородные» клады. Крестьянин мог всю жизнь проходить в одних портках, но на земельном участке у него всегда лежала кубышка - глиняный горшок или берестяной туес. Копили, как правило, на нового коня - не дай бог, падет единственный кормилец. Эти клады очень бедные - 3-5 рублей медяками. Зато в них можно найти уникальные монеты.
    - Какие?
    - Например, медные «полушки» 1806 года. Их начали подделывать уже в конце прошлого века. В современных нумизматических каталогах вместо стоимости этой монеты - прочерк. Она бесценна. Хотя найти ее на огородах можно. Весной и осенью на нумизматических толкучках - бум: народ несет монеты с садовых участков. Огороды многократно перепахивались, и забытые или потерянные кубышки кололись постоянно, а монеты плугом растаскивались по борозде. Несколько лет назад мой приятель пригласил меня осмотреть огород, где постоянно попадались потерянные монеты. Приехали с аппаратурой - биолокационной рамкой. В беседе с хозяином выяснилось, что в северном углу участка кусты картошки выдают сорок-пятьдесят клубней вместо положенных десяти. Ионы серебра - даже аппаратуру доставать не пришлось. Пару раз копнули - и наткнулись на серебряные пятирублевки.
    - Какую информацию вы используете для поиска кладов?
    - Легенды. Топонимику. Вообще, клады можно искать, не выходя из архивов, сопоставляя отдельные находки монет со сливами рек, волоками, постоялыми дворами и ярмарками - теми местами, где прятались купеческие клады. Но больше всего кладов - в городах. Практически в каждом старом доме. Места, где они прятались, не отличаются разнообразием - отдушины, дымоходы, вентиляционные короба. В 80-х в одном из домов, идущих на слом, мы нашли «детский» клад - огромное количество дореволюционной мелочи, которая собиралась упорным ребенком не один год.
    - С милицией у вас конфликты были?
    - Кладоискательство никогда не поощрялось, но и не запрещалось в нашей стране. Сокрытие найденных «ценностей, владелец. которых не установлен», преследовалось законом. И в то же время я знаю людей, которые долгие годы выпрашивают, словно милостыню, свое законное вознаграждение. Хотя от лицензированного кладоискательства, как на Западе, государство только бы оказалось в выигрыше. С милицией я столкнулся лет пятнадцать назад во время обследования очередного дома. Мы предполагали возможность встречи, поэтому самодельный металлоискатель замаскировали в корпусе транзистора. Когда появился милицейский наряд, мы просто включили «Маяк». Милиция не смогла объяснить нам, почему нельзя слушать радио, разгуливая по расселенному дому. Нас доставили в отделение, проверили документы, поудивлялись и отпустили...
    - Скажите, а можно разбогатеть, если все время искать клады?
    - Я думаю, здесь не страсть к наживе, а жажда приключений. На первом заседании нашего клуба я спросил ребят: кто из них сюда пришел разбогатеть? Из тридцати присутствующих десять человек подняли руки. Я думаю, что эти парни «ошиблись адресом». Удача не любит жадных.

Беседовали Роман Попов и Дмитрий Стешин.
Фото: Стас Левшин.
«Комсомольская правда», № 30/28.02.1997.


  

Назад