Для всех желающих паркетная доска Barlinek Ясень предлагается по отменным ценам.

Кладонаходчики.

    Профессиональных кладоискателей в нашей стране вряд ли встретишь, а вот «кладонаходчиков», оказывается, не так уж мало.
    ...Стоял погожий летний день, когда молодой рабочий Николай Нестеренко в новом районе Москвы Свиблово нашел клад.
    Было это на строительстве экспериментального квартала. Нестеренко на бульдозере засыпал траншею, чтобы сделать проезд для трубопрокладчиков. Во взрыхленной земле что-то сверкнуло. Он остановил машину и поднял связку потускневших металлических колец. «Латунные или медные заготовки», подумал вначале рабочий, но потом, любопытства ради, потер одно из колец... Оно блеснуло тускло-желтым цветом. «Нет, на медь не похоже», решил Нестеренко. Связка, которую он держал в руках, напоминала по форме свежий древесный срез: кольца, от самого маленького до крупного, находились одно в другом. Десять колец разного диаметра. Рабочий разгреб землю и заметил рядом с местом, где обнаружил кольца, порядком попорченный временем оцинкованный ларец, украшенный затейливыми рисунками. Ларец был тяжел. Но часть находившихся в нем предметов вывалилась и лежала рядом на земле.
    Клад, найденный молодым рабочим, состоял из 256 золотых колец, девяти золотых часов, старинных кулонов с изображением святых, оригинального карандаша с золотым наконечником, трех сплетенных из золотой проволоки сумочек, каждая из которых весила по 250 граммов, большого количества золотых серег с бриллиантами. Общий вес золотого клада достигал 3 килограммов 400 граммов. В найденном Нестеренко ларце всего насчитывалось 311 золотых предметов. О находке молодой рабочий немедленно сообщил в ближайшее отделение милиции, где клад был оприходован в присутствии понятых.
    Николай Нестеренко получил в Министерстве финансов крупную сумму, составляющую в соответствии с законом 25 процентов стоимости находки.
    Золотой клад нашел и другой москвич, строительный рабочий Илья Корпачев. Ремонтируя дом № 14 по 3-му Красногвардейскому проезду, он обнаружил 240 золотых колец. Он сдал их в отделение милиции. А затем последовало вознаграждение.
    Реконструкция улиц и площадей Москвы, снос старых домов, гигантский размах нового строительства делают находки некогда спрятанных ценностей вполне закономерными.
    Но подчас клады находят в самых неожиданных местах и при самых необычных обстоятельствах, отнюдь не связанных со строительством. В одной из московских семей отдавали должное квашеной капусте домашнего приготовления. Поверх капусты клали тяжелый «гнет». Это была металлическая болванка. Лишь случай привел к неожиданному открытию. Болванка оказалась слитком золота. Долгие годы клад находился у всех на виду, не спрятанный и не зарытый.
    А вот другой любопытный случай. В старом московском домике невесть с каких пор ворота, ведущие во двор, задвигали при помощи большой металлической палки, заменявшей засов. Палка была так стара, что даже самые давние старожилы улицы не помнили, с каких пор она появилась в доме. Затертая, покрытая слоем краски и грязи, эта «задвижка» абсолютно никого не интересовала. Недавно металлическая палка оказалась объектом внимания мальчугана. Машинально он стал ее зачищать. И вдруг она засверкала на солнце желтым блеском. Металл оказался высокопробным многокилограммовым слитком золота. Как и когда он попал в дом? Тайна золотого засова осталась пока не раскрытой.
    Все эти клады - где бы их ни обнаружили - являются по закону собственностью Советского государства, и каждый «кладонаходчик» или «автор» клада, как его называют в финансовых органах, обеспечивается вознаграждением, зависящим от стоимости найденного.

Леонид Рогачевский.
Дайджест «Спутник», № 10/1967.
Из газеты «Ленинский путь» (Узбекистан).


  

Назад