деловая социалка my.biznet.ru

Дыма без огня не бывает.

    В преданиях о кладах почти всегда правду невозможно отделить от вымысла, и это постоянно ставит кладоискателя перед дилеммой: верить или не верить? Ответить на этот вопрос сложно. Очевидно все же, что всякое предание несет в себе зерно исторической истины.
    Вот отысканная недавно вятским исследователем В. А. Бердынских любопытнейшая история о найденном «в приметном месте» кладе...

    В Вятской губернии, в селе Лекма Слободского уезда, вблизи дороги росла огромная старая сосна. Старые легенды запрещали мужикам рубить это дерево под страхом несчастья. По преданию, возле нее в давние годы был зарыт клад, заклятый страшным зароком. Вблизи сосны даже на пахали - боялись. Лекминские крестьяне говорили: «Старики без завета в клад деньги не клали, и так сильны были прежде люди чарованием, что без дьявольского караулу кладов своих не оставляли. Ключ к этому замку тому, кто счастливым назначен. И когда придут для клада назначенные часы, тогда он сам счастливцу покажется». Рассказывали, что на клад положено заклятье: если кто до срока начнет клад искать, да ключа к завету не знает, тот, пожалуй, и головой поплатится.
    «Счастливым назначен» оказался 16-летний крестьянский мальчик-сирота Савватий Бердинских. В мае 1863 года они с мачехой пахали свою полоску земли близ «приметной» сосны. Тяжелая соха была подростку не по силам. При очередном повороте он, не удержав соху, своротил в сторону к сосне, задев непаханное прежде место. Соха разрезала и выкинула на поверхность клубок старой бересты. Мальчик, ничего не заметив, стал боронить и тут-то по пашне и рассыпались мелкие серебряные деньги...
    Подросток как громом пораженный застыл в замешательстве. Что делать? Позвать мачеху или утаить, воспользоваться самому?
    Решил открыться мачехе. Цены находке оба не знали (как оказалось, клад состоял из более чем трехсот серебряных копеек XVII века, времен царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича). Продать серебро кому-либо из местных побоялись: «чтоб головы своей от воров не потерять - воровства в то лето было много». Мачеха сдуру кинулась со своим секретом к богатому родственнику в соседнюю волость, чтобы дома молва не разнеслась. Тот за сто монет дал бабе всего два рубля. Пораженный мизерностью суммы, мальчик рассказал все односельчанам. По селу пронеслась буря восторга: не наобум старики говорили, что сосна эта заветна - клад хранит. Вот и сбылось! А предреченный счастливец-то - вот он, Савватий Бердинских!
    Однако, несмотря на находку, счастливым сирота себя не чувствовал. Мачеха, схоронив своих детей, перебралась на жительство в город, а Савватий остался нищим горемыкой, один с младшими братом и сестрой на руках. Тогда он пришел за советом к местному священнику и показал ему остаток клада - 197 монет. Тот посоветовал послать клад в Петербург, в Археологическую комиссию. Так и сделали. А в 1864 году мальчик получил из Археологической комиссии, как находчик клада, небольшое вознаграждение - с изъятием, впрочем, почтовых расходов...
    Похожий случай имел место в 1839 году в селе Белый Омут, Зарайского уезда Рязанской губернии. Местный крестьянин, копаясь возле своей избы, про которую давно шел слух, что под ней скрыто какое-то древнее богатство, нашел небольшой клад арабских монет Х века. Благодаря содействию местного священника эта находка попала в руки ученых.
    Очень часто в основе семейного предания о кладе лежит реальный факт зарытия клада кем-то из дальних предков данной семьи, и известны случаи, когда такой «фамильный клад», зарытый в давние времена, случайно отыскивал потомок укрывшего клад. «Назад тому годив 20, - рассказывали в конце прошлого века в слободе Ново-Николаевке Купянского уезда, - жыв в слободе Колодяжной одын багатый мужик. У его було багато грошей. Вин возьмы та и закопай их в землю. Перед смертью ему одняло речь и вин не мог вже сказаты семьи, де заховав гроши. Правнук его почав на тим мисты рыты яму и найшов казанок золота и кувшын серебра. Из цых грошей часть виддав на церкву, а часть соби оставыв».
    Подобный же случай имел место в 1893 году в деревне Ивановке Елисаветградского уезда: крестьянин Иван Безлатный выкопал на своем огороде клад - кувшин, в котором находилось более 300 серебряных монет 1808-1846 гг. Оказалось, что этот клад много лет назад закопал отец находчика, а потом заболел и из-за болезни забыл, где именно зарыт клад.
    «Семейные» клады нередко зарывали в присутствии детей, которых тут же секли розгами, чтобы накрепко, «задним умом», запомнили место захоронки. И если война, набег или другое бедствие срывало семью с места, то беженцы как фамильное имущество передавали детям, родным, знакомым приметы зарытого на родине клада. Из этих рассказов составилось впоследствии множество легенд о кладах...
    Много рассказывали легенд про клады, будто бы зарытые в окрестностях с. Глодос Херсонской губернии. Рассказывали, что на правом берегу протекающей через село речки есть балка, вблизи которой, по преданию, гайдамаки прятали награбленное добро. В самом конце села, в лощине, образованной от соединения двух широких балок, находилась скала, напоминавшая печь, в которой имелась искусственная выемка. Легенда утверждала, что «от этой печки нужно отмерить 20 сажен прямо на заходящее летнее солнце. В конце двадцатой сажени находится дверь в погреб; в нем хранятся деньги, серебряная и золотая посуда. Денег мало, а посудой хватит нагрузить до 10 возов».
    На другом конце села, в скалистом овраге под названием Котросы, на одной из скал имелось высеченное продолговатое кольцо, а посередине его - «бугорок размером с конское копыто». Эти знаки, по мнению крестьян, были «приметами» гайдамацкого «льоха» с добычей. Ниже этих знаков, на дне оврага, якобы находился заваленный камнями колодец, а в колодце деньги, зашитые в конскую шкуру. Говорили, что этот клад заклятый - чтобы его добыть, надо сначала продать душу дьяволу. Были, по рассказам, клады и в Курячих могилах, что в трех верстах от села, и в яру близ Козаковых могил... «Не перечесть всех сокровищ, созданных фантазией глодоссцев!» - смеялся историк прошлого века. Но вот в 1961 году в селе случайно был обнаружен большой клад чрезвычайно ценных золотых и серебряных предметов, - вероятно, княжеских сокровищ, относящихся к VIII веку. (Подробнее об этой находке рассказывается в книге М. Ю. Брайчевского «Скарби знайденi i незнайденi», Киев, 1992). Ну, что - уже не смешно?
    Некоторые местности прослыли в народе в качестве «кладоносных»: с ними молва связывала особенно большое количество преданий о спрятанных сокровищах. И, как правило, эти рассказы рано или поздно подтверждались реальными находками.
    «Кладоносным местом» издавна прослыл небольшой подольский городок Хмельник на реке Буг. «Если где и могла сложиться легенда о синих огоньках, горящих в темную черную ночь над кладами, то скорее всего тут, в Хмельнике», - с гордостью писали местные краеведы. Рассказов о спрятанных в земле сокровищах здесь бытовало великое множество, а в конце прошлого века в этом старинном городке было найдено сразу несколько кладов. Одной из находок явилась массивная серебряная чаша «с десятью кольцами вокруг и орденами». Эта чаша была зарыта у корней старой яблони, от которой к тому времени оставался полусгнивший пень. Судьба находки была печальной: по слухам, чашу, прошедшую через несколько рук, впоследствии перелили в Бердичеве на ложки.
    Так что, что ни говорите, а дыма без огня не бывает. А вот как «отделить» дым от огня? Тут, увы, готовых рецептов нет...

«Всемирный следопыт», № 4/2001.


  

Назад